"Российские миротворцы при определенных условиях всегда могут превратиться в базы вторжения"

"Российские миротворцы при определенных условиях всегда могут превратиться в базы вторжения"Директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий КУЛИК дал интервью Avrasiya.net

- Господин Кулик, когда-то мир ждал дня украинско-российской войны. Стороны готовились к войне. Что случилось, что успокоилось?

- Я не думаю, что во время апрельской эскалации на границе речь шла о подготовке именно к масштабной войне. Скорее это был любимый прием Путина – “поднять ставки” перед началом переговоров с новой администрацией в Белом Доме. России нужны были выгодные переговорные позиции.

Как только Вашингтон и Москва обсудили возможность личной встречи президентов, а Кремль увидел слабину американцев – тут же “дали заднюю” на границе.

США согласились не вводить санкции против “Северного потока-2” и дать русским возможность его достроить. Это важная геополитическая победа для Москвы. С нее можно выстраивать линию на “перезапуск отношений” между РФ и Западом.

С другой стороны, сама по себе угроза масштабного военного вторжения в Украину не снята с повестки дня. Если бы Путин реально готовился к такому варианту, то не проводил смотр войск на границе и не бравировал, а сразу напал. Россия имеет достаточно войск на границе, чтобы без “учений” и “обострений” атаковать.

Но в Москве знают, что любое вторжение будет встречено сопротивлением украинской армии. Мы способны нанести существенный урон РФ в живой силе и их инфраструктуре.

- Как бы вы объяснили уход России из этого вопроса, то есть уход от границы?

- Как я уже выше отметил, скорее всего речь шла о том, что Путина очередной раз задобрили уступками. Во-первых, именно в апреле окружение Байдена начало говорить, что не будет вводить новые санкции против газопровода “Северный поток-2”. Это совпало с прекращением эскалации на нашей границе.

Во-вторых, Европа (Германия и Франция) предложили РФ новую повесту “разрядки”. Она включает сдерживание Украины на пути в НАТО и ЕС, давление на Киев с целью заставить Украину выполнить политическую часть Минских соглашений, без реализации вопросов безопасности и контроля над границей.

В-третьих, Путин снова попал в фокус внимания мировых СМИ. Кремль не рефлексировал на действия США и ЕС, а навязывал Западу свою повестку, заставлял Вашингтон и Брюссель идти на уступки.

Путин этот раунд выиграл.

- Когда распался СССР, Украина оставила самое большое после России оружейное наследие. У Украины был ядерный арсенал. Украина и Казахстан отказались от атомных бомб, веря в ложные обещания безопасности со стороны США и России. Одно время ходили слухи, что Украина вернет свой ядерный арсенал. Хотелось бы узнать ваше отношение к этому.

- Это не простой вопрос. Скажу одно. Технологически Украина способна вернуть себе арсенал ядерных зарядов и создать ракетонисители, способные эти заряды донести до Москвы и Питера. У нас есть и кадры, и технологии, и люди, которые имеют на это политическую волю.

Однако, нынешнее руководство Украины является заложником политики предыдущих властей. Если Киев сегодня объявит о воссоздании ядерного арсенала и выйдет с имеющихся договоренностей о нераспространении ядерного оружия, мы превратимся, в глазах того же Запада, из жертвы российской агрессии в опасное непрогнозируемое государство «третьего мира» с ядерной дубинкой.

В таких условиях нам не то, чтобы помогать перестанут США и ЕС, а вместе с русскими организуют очередную «гуманитарную интервенцию», чтобы такую идею пресечь на корню.

Да, мне очень жаль, что Киев потерял ядерное оружие. Возможно, если оно было бы у нас, история развивалась совсем иначе. Но мы должны исходить из реального состоянии дел.

Мы можем в качестве оружия возмездия создать «малую ядерную бомбу», как сдерживающий фактор. Но получим столько рисков, что нынешнее политическое руководство Украины может с ними не справиться.

С другой стороны, правильней было бы сконцентрировать свой ОПК на создание ассиметричного ответа российской угрозе. В свое время Турция сделала ставку на боевые дроны, которые принесли победу Азербайджану в войне в Карабахе…

- Если Украина станет членом Евросоюза, как это может встретить Россия, могут ли появиться новые угрозы для Украины?

- К тому времени как Украина станет членом ЕС, скорее всего мы уже будем некоторое время в НАТО. Поэтому Россиия врядли сможет сильно нам угрожать.

Однако, Россия сделает все возможное, чтобы этот путь Украины в ЕС был максимально утруднен.

На этом пути нас ждут самые тяжелые испытания и риски: а) полномасштабного вооруженного вторжения; б) инспирация всевозможных “мятежей” и “попыток переворота”; в) оказание поддержки пророссийским партиям, выступающих за капитуляцию Украины; г) создание условия для внутриполитического и экономического хаоса в Украине (к сожалению украинцы в этом большие специалисты).

- Зелинский отметил, что судьба будущего Европы решается на нашей земле. Как вы думаете, что сулит европейско-российское противостояние в украинском вопросе?

- Да. Я в некотором роде разделяю мысль Зеленского. Будущее Европы решается в Украине. Речь идет о том, что это будущее ценностей, будущее идентичности, зависит от того, как будет вести себя европейская бюрократия, европейские институции. Насколько они будут иметь волю к сопротивлению российской агрессии или втихую капитулируют перед Путиным.

Мы же видим, как французские и немецкие экс-премьеры сразу после своей отставки оказываются в наблюдательных советах российских корпораций. А потом эксперты задаются вопросом, почему при этих чиновниках Франция, Германия или Австрия занимала откровенно пророссийскую позицию?

Мы видим, как европейские обыватели “подсаживаются” на российскую пропаганду и фейкньюс. Мы понимаем, что часть партий в европейских странах уже существуют на кровавые деньги Кремля, поэтому они оправдывают анексию Крыма или российскую оккупацию Донбасса.

В Украине решается будущее Европы. И это не метафора. В 2015-2017 гг я был советником главы Луганской обласной Военно-цивильной администрации в Северодонецке. И я прекрасно помню, что на “нулевом” посте на мосту в Станице Лаганской, кроме флага Украины, висит флаг ЕС. Наши ребята несут службу на переднем крае обороны Европы от российского фашизма.

- Европа намерена разделить и ослабить Россию. Даже вопрос о расширении санкций против России стоит на повестке дня. Сможет ли Запад достичь своей цели в таких делах?

- Я бы всячески приветствовал, если бы Европа хотела и могла разделить Россию. К сожалению, я не вижу готовности европейских лидеров принять в качестве сратегической цели – раздел Российской империи.

Росийская Федерация как государственное образование должна прекратить свое существование. Все угнетаемые Москвой народы должны получить государственную независимость. Однако, в ЕС об этом не хотят говорить. В Брюсселе боятся гуманитарных последствий, мигрантов и вызовов ядерного терроризма.

Поэтому европейцы сегодня хотят не разделить Россию, а замириться с ней, идя на уступки амбициям Кремля. Путин же воспринимает такие уступки не как “готовность к диалогу”, а как слабость. И он бьет.

Я очень надеюсь на то, что ЕС сохранит санкционный режим против путинской России хотя бы в нынешнем объеме. Слишком большой соблазн есть у Брюсселя пойти на перезагрузку отношений с Москвой, пожертвовав Украиной. Как только это произойдет, сама Европа долго не протянет.

- Что нужно сделать, чтобы положить конец гегемонии России в СНГ, какую политику проводить?

- Необходимо сделать из Путина сверхтоксичного персонажа, санкции против которого душили не только правящий класс в РФ, но и создавал невыносимую атмосферу в самой России для обычных людей.

Я понимаю, что Россия уже на пути к тоталитаризму. Там не возможен аналог украинского Майдана. В Москве возможен только дворцовый переворот или бунт. Вот, нужно помочь русским пойти таким путем.

Но главное, что следовало бы сделать, так это сформировать матрицу ограничений, санкций и оперативного раегирования на вызовы со стороны РФ на уровне США – ЕС и их союзников в мире. Эмбарго, изоляция, давление, сворачивание бизнеса, отказ в приобретении технологий, повышение ставок – вот инструменты антироссийской политики, которые сейчас в дефиците в Вашингтоне и Брюсселе.

Что же касается стран постсовесткого пространства – то нам нужно возобновить региональную интеграцию без России. Например, перезапустить ГУАМ. Эта инициатива сейчас могла бы иметь новое дыхание в тесной кооперации с Казахстаном.

- Господин Кулик, мир стал свидетелем агрессивной политики Кремля в Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии, Крыму, Донбассе, Карабахе. Но он молчал, почему?

- К сожалению история учит только одному – что она ничему не учит. Мир совершил ту же ошибку что и в 1938 году в Мюнхене, пойдя на умиротворение Гитлера, за счет территориальных уступок в Чехословакии. Через год случилась Вторая мировая война. С Россией то же самое.

В 1992-94 гг в Приднестровье и на Южном Кавказе (Абхазии и Южной Осетии) Запад не замечал имперских конвульсий Москвы. Все списывалось на этнонациональные конфликты, которые сопровождают расспад империй. Запад тогда был не в силах предложить Молдове или Грузии реальную помощь. В то время постсоветсткое пространство рассматривалось, как “временно распавшееся”, где порядок должны поддерживать сами русские.

В 2008 году, когда Россия вторглась в Грузию. Запад также попытался умиротворить Путина. Мы все помним г-на Саркози и его модерацию в российско-грузинском конфликте. Запад ограничился экономической помощью Тбилиси. А нужно было отвечать силой и натиском. Может тогда, получив по зубам, кремлевские карлики повели бы себя иначе, и не было бы 2014 года с вторжением в Крым и на Донбасс.

- Азербайджан одержал победу над Арменией, Карабах был освобожден. Но Россия снова переброшена туда под прикрытием миротворчества. Как вы думаете, что является главной целью? Для обеспечения безопасности или ...

- Главная цель Путина в Карабахе – это закрепить присутствие России в регине. Речь идет не только об Армении, которая в последне время приподносила Москве сплошные неприятные сюрпризы, но во всем регионе Южного Кавказа. Российские миротворцы при определенных условиях всегда могут превратиться в базы вторжения, как это было в Абхазии и Южной Осетии в 2008 году. Там российские “миротворцы” в одночасье стали военными базами РФ на де-факто оккупированных русскими территориях.

Для Азербайджана залог безопасности не в российских миротворцах, а в изначальной интернационализации конфликта. Российское военное присуствие частично уравновешено участием Турции в судьбе освобожденных территорий Карабаха. Баку може играть на противоречиях Анкары и Москвы и, таким образом, сдерживать путинские апетиты в регионе.

Нужно не спусать глаз и всячески пресекать расширение мандата миссии. Может со временем, Баку удасться от них избавиться.