[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
"Армения не только проиграла, а проиграла с позором"
Интервью глава организации "Рука Иерусалима", лоббист и общественный деятелья Барухa Ливиевa ИА Аврасия.нет

- Как вы оцениваете отказ Армении подписать мирное соглашение после известной победы Азербайджана?

- Во-первых, начну с того, что надо понимать…переговоры по своей сути — это дело не легкое. И для того, чтобы две противоборствующие стороны пришли к какому-то обоюдному согласию и в итоге подписали тот или иной договор, для этого надо брать в расчет очень многие факторы. Кавказско-каспийский регион, всегда привлекал внимание мировую политическую элиту. После блистательной победы Азербайджанской армии, Азербайджан приобрел определенный статус и одновременно уважение, а порой удивление (в хорошем понимании смысла этого слова) в глаз всех тех, кто пристально наблюдал за происходящим и кому не безразлична общая обстановка в регионе. Армения наоборот. Она не только проиграла, а проиграла с позором. От начала и до конца, Армения в буквальном смысле проигрывала и продолжает проигрывать во всех позиция. Авторитет всей верхушки власти просто растоптан. Экономика на очень низком уровне. Внешняя политика провалена. Даже те, кто раньше хоть как-то пытался проявить по отношении к ним свою поддержку или любовь, отвернулись от них. И нам евреям тоже досталось. Такого яркого и агрессивного антисемитского и антиизраильского настроя никто не ожидал от них и многие были шокированы, в том числе и я сам, так как лично подвергся антисемитским нападкам и даже угрозам.
И вот как получается…когда ты слаб, труслив и не умен, и в добавок очень зол и задирист, то ты автоматически попадаешь под влияние и зависимость очень многих. Вообще если смотреть глобально на весь Кавказский регион, то можно наблюдать очень много всевозможных политических игроков, как и среди близлежащих государств так и среди более удаленных. Азербайджану сейчас не легко лавировать среди этих коварных интересантов, которые норовят урвать для себя что ни будь полезное из сложившегося положения. Однако президенту И. Алиеву удается не потерять здравый рассудок и контролировать эту ситуацию. Он ловко выкручивается из всевозможных интриг и ловушек. Он умеет находить общий язык и прекрасно разбирается в предмете. И не так уж и легко надавить на него или манипулировать им. Действительно, политик он талантливый. Что ни скажешь про армянскую сторону, которая буквально попала в лапы и уже сама не знает, как и кому угодить. Где хорошо, а где плохо. Руководство страны в смятении. Армения сейчас загнана в угол. Идет давление со всех сторон, в том числе и внутри самой Армении. Народ негодует, патриотизм ниже плинтуса, а о любви или какой-то там толерантности и речи быть не может. При таком прессинге ни каждый президент сможет устоять, а уж тем более принимать правильные решения и идти на разумные компромиссы. Вот поэтому, Азербайджану в двойне не легко в данной сложившейся ситуации. И если отвечать на вопрос прямо, то можно сказать, что Армения сейчас очень сильно больна. И в таком положении, я не думаю, что ей удастся что-то подписать, по простой причине – у нее просто рука не поднимется. Точно так же, как и у больного человека, лежащего в кровати обессиленного. И я не в коем случае не злорадствую. Наоборот, мне очень больно и не приятно за этим наблюдать. Речь идет о людях, желающих жить, работать, развиваться. А также Армения является и самым близким соседом Азербайджана. Народ, который не так уж и давно не знал горя по воле судьбы был загнан в очень непростое положение из которого ему скорее всего придется выбираться самому.

- Не секрет, что Армению защищают некие гегемоны. Как это влияет на его политику в регионе, а также что выиграет или потеряет Армения, если откажется подписать мирное соглашение с Азербайджаном?

- Армения должна взять себя в руки. Научиться принимать решения самому и быть самостоятельной. Правильно выстраивать приоритеты. Не принимать решения, которые идут через эмоции или с горяча. Эго вообще надо отбросить, только здравый ум. Политическому истэблишменту Армении надо отказаться от каких-либо агрессивных высказываний, успокоить народ и направить свои усилия на пропаганду доброты и любови. Необходимо смириться с поражением. Это не легко сделать особенно когда ни все душевные раны еще залечены. Но тем не менее и несмотря ни на что, им просто это придется сделать. Это мое мнение. Армения должна сейчас больше пытаться стабилизировать экономическое положение, и это им удастся сделать после того, как они покажут всему миру что готовы на это. К сожалению, многие в том числе, и я это видим, Армения пытается якобы играть в войну, пытается взять своего рода реванш хоть и не посредством военных действий, а лишь бы подразнить или позлить, создать видимость, и авось что-нибудь, да и выпадет в их пользу. Это не умно, не разумно и смешно. Впрямь как по-детски. Таким поведением союзников, а тем более инвесторов, тех, кто будет вытаскивать из экономической ямы страну, им не привлечь. В данной сложившейся ситуации, у Армении и защитников нет, ну во всяком случае так это вижу я. Вокруг нее крутятся те, кто хочет "содрать с нее последнюю шкуру" как у раненого зверя и те, кто хочет защитить себя самого. Армения для определенных стран является буферной зоной, стратегически важной для самих себя. И я сейчас говорю прежде всего об Иране и России.

- Что обещает региону укрепление дружеских и братских отношений между Азербайджаном и Израилем?

- Стоит отметить прежде всего, что укреплять отношения надо всем и со всеми. Дружба, братство — это намного лучше любой войны и тут я уверен, что со мной согласится каждый. Что касается Азербайджана и Израиля, так тут все предельно просто, отношения между нашими странами и народами, уже показали и доказали всем какую огромную пользу они могут приносить. И это касательно любого направления или отрасли, результат плодотворного сотрудничества обеих стран на лицо. Дальнейшее сотрудничество, несомненно добавит обеим сторонам только дополнительное развитие и прогресс во всем, так, как и Израилю и Азербайджану есть что предложить и чем поделиться друг с другом.

- Есть страны, которых беспокоят эти отношения. Ваши мысли по этому поводу?

- На данный вопрос я отвечу коротко. Кого и как беспокоят наши братские отношения, нас это ни должно интересовать. Мы доказали всему миру, как два народа и государства, несмотря на свои отличия в вероисповедании, языке, традициях и обычаях, могут найти общий язык и быть очень близки друг к другу. Многим государствам наши отношения просто мозолят глаза, и они просто ни в себе от зависти. И они всяческими путями пытаются спровоцировать нас на негатив, но им это не удается. Они, эти недоброжелатели и завистники, пытаются раскопать всяческие нестыковки в наших отношениях и им это не удается. Мы мудрее их. Я считаю, что ни в коем случае нам нельзя обращать внимание на тех, кто пытается нас рассорить или придать сомнению наши искренние отношения друг к другу. Мы должны двигаться и развиваться дальше и не оглядываясь. И мне, как представителю Кавказской общины, деятельность которого в основном направлена на укрепление дружбы народов, данная проблема знакома не понаслышке.

- Каким вы видите роль израильских компаний в строительных работах в Карабахе?

- Я не в курсе какие именно компании задействованы в работе в Карабахе, однако я слышал, что таковы есть, и я очень рад за них, что они вошли в историю как те, которые пришли заново строить и созидать. Израиль славится своими технологиями, а также и богатым опытом в развитии и раскрутке бизнес идей и бизнес планов. Поэтому считаю, что Азербайджану будет только на пользу если он воспользуется Израильским опытом и своеобразным коммерческим подходом. Лично от себя могу добавить, что я также предлагал реализовать несколько идей по нескольким направлениям и одни из основных мною предложенных - это установка электростанций, основанных на энергии солнца, второе это открытие алмазной биржи, на подобии той, которая расположена у нас в стране. Информацию, статьи и интервью со мной можно найти в интернете. И к стати, предложения остаются в силе. Наша команда готова приступить к работе.

- Израиль всегда защищал права Азербайджана со всех международных трибун. Довольны ли вы отношениями между диаспорскими организациями двух стран за рубежом, или в этой сфере есть пробелы и как понять, почему Азербайджан важен для Израиля?

- Я всегда и всем говорю, что отношения между нами на высшем уровне. И наши общественные организации ну и вся диаспора в целом, проделали и продолжают проделывать колоссальную работу на благо укрепления дружбы. И надо продолжать работу по тем же направлениям, так как молодое поколение и у вас, и у нас подрастает, и необходимо доносить до них правильную информацию. Новое поколение должно воспитываться в духе любви, братства и обоюдного понимания, и уважения, так как в будущем именно от них и зависит политическое настроение в наших странах и дальнейшее сотрудничество уже на высоком уровне, на уровне государств.

- Несколько вопросов на международной арене. Считаете ли вы, что ирано-израильские отношения когда-нибудь могут быть нормализованы и могло ли третье лицо сыграть роль в ухудшении этих отношений? Иран не хочет отказываться от разработки ядерного оружия. Как вы думаете, может он этого заслуживает?

- Давайте я вам сперва напомню, что не так уж и давно между нашими странами было полное сотрудничество и никакой вражды. Мы открыто сотрудничали и развивались. Я лично знаком у нас в Израиле с человеком, он уже пожилой человек, который руководил строительными проектами в Иране. Так же Иран покупал у Израиля оружие, в размерах около 100 млн. долларов в год и стоит отметить, что оборона и безопасность являлись особой сферой сотрудничества между Израилем и Ираном. Также Иран поставлял в Израиль нефть и газ. Однако, после произошедшей исламской революции в Иране в-1979 году, где была свергнута монархия, отношения между нашими странами охладели и далее произошел полный разрыв дипломатических отношений.

Многочисленная еврейская община которая насчитывала около 100 тыс. человек практически полностью репатриировалась в Израиль. И даже не смотря на официальный разрыв отношений, неофициальное торгово-экономическое и военное сотрудничество между нашими странами продолжалось в плоть до конца восьмидесятых годов. Позже, как и следовало ожидать, начала разрастаться в стране антиизраильская риторика. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад неоднократно заявлял, что "сионистский режим" несет угрозу всему исламскому миру и выступал с призывами "стереть Израиль с карты мира". Даже масштабы Холокоста, величайшую трагедию для всего еврейства он подверг сомнению. Подобные открытые высказывания мы можем наблюдать и по сей день. Руководство Ирана не стыдится произносить их в открытой форме, публично. В наши дни, Иран открыто поддерживает арабское сопротивление в Израиле и спонсирует суннитские террористические организации в Секторе Газа. Пользуясь нашей демократией и свободой словом, Иран умело и через подставные организации и третьи лица занимается подрывной деятельностью внутри самого Израиля. И все ради того, чтобы стереть с лица земли наше государство. Стоит отметить, это не от большой любви к палестинцам, никак нет. На все те миллиарды долларов, которые поступали и продолжают поступать в руки руководителей Палестинской Автономии и Сектора Газы, можно было бы уже давно отстроить несколько городов на подобии Лас Вегаса или Нью-Йорка, а по факту там царит нищета, голод и разруха.

А где деньги спросите вы… так они разворованы или вложены в развитие террора и террористических туннелей, для того чтобы пробираться через границу в Израиль для совершения терактов или Египет, чтобы развивать криминал, наркоторговлю. Но это отдельный тема о которой можно писать, и говорить много. И как вы сами думаете, после всего вышесказанного мною, имеет ли право Израиль опасаться за свою страну и жизнь своих граждан? Страна с диктаторским режимом, где не соблюдаются права человека, можно ли ей позволить иметь оружие массового поражения? Исходящая ядерная угроза со стороны Ирана должна волновать всех без исключения, не только нас. Такое грозное оружие как ядерное в руках не адекватных политиков и лидеров фанатиков, может нанести колоссальный вред всем окружающим вокруг.

Подытожив хотел бы сказать, что тем не менее и не смотря на все, существует шанс, что когда ни будь отношения между нашими странами нормализуются. Евреи мирный народ. Мы всегда готовы дружить и наши двери открыты. Можно наблюдать за последнее время как Израиль заключил ряд договоров о нормализации отношений с несколькими мусульманскими странами ближнего востока и Африки. И я надеюсь, что уже в ближайшем будущем, мы сможем дружить, гулять, перемещаться по всем странам в нашем не простом регионе без опаски
[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
"Украина де-факто контролируется НАТО, а точнее – США"Интервью аналитикa Центра геополитических прогнозов, политологa Иванa Андриановa ИА Аврасия.нет

- Россия обеспокоена сближением Украины с НАТО и поставок ей вооружений со стороны альянса?

- Несомненно. Причем в своем вопросе Вы затрагиваете два момента, которые влияют на такую позицию России.
Сперва напомню, что, когда Холодная война подходила к концу, в НАТО и Вашингтоне раздавали многочисленные обещания, суть которых сводилась к тому, что альянс не будет расширяться на восток. Горбачев и его окружение, а затем и Ельцин этому поверили. Цена этих обещаний теперь хорошо известна: сегодня войска альянса находятся непосредственно на самой границе с Россией. Например, на территории Прибалтийских республик. А это куда ближе, чем, если бы они были в ФРГ.

Важно это потому, что до недавнего времени и известных событий на Украине, которые вернее всего будет определить, как вооруженный антиконституционный переворот, эта страна в стратегических военных планах Москвы всегда рассматривалась, в том числе и во времена упомянутой Холодной войны, как территория 2-го стратегического эшелона.

Сегодня ситуация изменилась, Украина де-факто контролируется НАТО, а точнее – США. С военной точки зрения это означает, что вероятная линия фронта, а только сухопутная российско-украинская граница имеет протяженность без малого две тысячи километров, в случае боевых действий значительно приблизилась к столице – Москве. Если ранее расстояние от территорий стран НАТО на данном направлении составляло более 1100 км, то сейчас это – около 450 км. Подобное сокращение в более чем два раза, несомненно, беспокоит представителей российского оборонного ведомства и, соответственно, высшего политического руководства.
Это – первая часть Вашего вопроса в части, касающейся геополитики и стратегии, где Украина играет роль расходного материала и рассматривается лишь как территория, находящаяся вблизи важных российских центров.
Что касается закупок оружия и боеприпасов, то с точки зрения обороны для России это не проблема. От слова совсем.
Приобретение надувных лодок или пары катеров береговой охраны, которые были в интенсивной эксплуатации более двадцати лет, вряд ли составят конкуренцию российским подлодкам и фрегатам, не говоря о ракетных крейсерах, базирующихся в Крыму. Что касается «новейших противотанковых систем Джевелин», то стоит напомнить тот факт, что они были приняты на вооружение армии США в середине 80-х годов прошлого века.

Что касается турецких беспилотников, которые использовались в том числе Вашей страной в прошлогодней войне на Карабахе, то те, кто внимательно следил за их применением, должны помнить, что блестяще показавшие себя в начале и середине конфликта, на его завершающей стадии они вдруг начали падать, выходить из повиновения операторов и т.д.

Другое дело республики Донбасса, против которых Киев уже семь лет ведет боевые действия. Для мирных жителей и ополченцев ДНР и ЛНР, которые не имеют систем ПВО и «глушилок» украинские и тем более турецкие дроны, а также современное стрелковое оружие действительно представляет угрозу. Тем более, что им противостоит группировка, насчитывающая порядка 100 тысяч украинских военнослужащих и так называемых «добробатов».
А на территории этих республик проживает порядка 600-700 тысяч российских граждан. И Москва за них в ответе. И украинское руководство прекрасно об этом информировано.

- Москва угрожает Киеву?

Жесткое предупреждение, которое можно рассматривать и как угрозу, со стороны нашего руководства действительно прозвучало один раз. Но даже тут важно учитывать контекст.
Незадолго до открытия Чемпионата мира по футболу соответствующие российские службы доложили, что украинские военные планируют провокацию во время церемонии открытия Чемпионата схожую с той, которая произошла в 2008 году, когда грузинские военные атаковали Цхинвал и российских миротворцев в тот момент, когда премьер-министр Путин находился на церемонии открытия Олимпиады в Пекине.

Путин действительно сказал, комментируя вероятность нападения на республики Донбасса: «дернетесь – встанет вопрос о вашей государственности». Больше заявлений подобного рода на уровне президента, или членов правительства, или в официальных документах палат парламента не было. И это легко проверяется. В интернете все есть.

Более того, российские власти куда больше заинтересованы в нормальных, партнерских или даже союзнических отношениях с Украиной. Но в настоящее время в Киеве у власти находятся люди, с которыми невозможно выстроить конструктивный диалог. Там сегодня олигархи, нацисты, пара геев, комики, боксер и прочие мне совершенно непонятные люди, которые не имеют ни малейшего понятия о том, как управлять государством. Именно их действия и решения привели к тому, что в некогда самой богатой республике СССР газ теперь стоит в месяц дороже, средняя пенсия. И таких примеров великое множество.

- Может ли война возобновиться?

Если вы имеете в виду войну гражданскую, то есть Украины и населения Донбасса и Луганска, то да. Потому что давайте будем откровенными, если бы Киев действительно воевал с Москвой, то Украина уже давно бы превратилась в новую область на карте Российской Федерации. Сегодня вообще всего несколько стран могут сравниться по военной мощи с Россией. Это США и отчасти Китай. Все остальное – в том числе Турция, Франция, Германия, да даже все объединенная армия ЕС, если ее все же создадут, что маловероятно, на порядок слабее вооруженных сил РФ.

А гражданская война на Донбассе не прекращается. Да, были перемирия, которые соблюдались с переменным успехом, но не было ни одного месяца, чтобы по территориям ДНР или ДНР не прилетали снаряды, гражданские люди не гибли от выстрелов снайперов. И цифры погибших ужасающие.
Только по официальным данным ООН за семь лет погибло с обеих сторон более 13 000 человек. При этом еще в 2015 году немецкая разведка выпустила доклад, где сообщалось только на тот момент о 50 тысячах погибших. С тех пор прошло шесть лет… Да и данные непризнанных республик тоже позволяют говорить о том, что цифры ООН занижены в разы.
И в завершении хотелось добавить несколько фактов, которые действительно позволяют говорить об угрозе реального обострения конфликта на Донбассе: применение турецких беспилотников, что напрямую запрещено всеми договоренностями, которые, кстати, подписали и киевские власти, нарастание количества обстрелов со стороны ВСУ, переброска украинской техники к линии соприкосновения и ее вход в «серую зону», поставки летального оружие Украине странами НАТО, что также запрещено, постоянное и перманентное присутствие военных инструкторов Североатлантического альянса среди украинских военных и так далее, этот список можно продолжать долго.
При этом многие эксперты сходятся во мнении, и с ними нельзя не согласиться, что в случае, если вооруженное столкновение между Россией и Украиной все же произойдет, напрямую никакой поддержки от НАТО Киеву не поступит. Просто потому, что это будет означать начало третьей мировой войны, которой ни один генерал в здравом уме не хочет. А значит, тогда Украина просто повторит судьбу Грузии, которая была разбита всего за несколько дней.
[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
"Армения еще не пришла в себя после нокаутирующего удара"Интервью аналитикa Центра геополитических прогнозов, политологa Иванa Андриановa ИА Аврасия.нет.

- Иран хочет реализовать проект «Персидский залив – Черное море» как альтернативу Зангезурскому коридору. Какие могут быть основные причины этого желания?

- Проект «Персидский залив – Черное море» стоит рассматривать главным образом как альтернативу проекту «Север-Юг», который буксует из-за невозможности на сегодняшний день наладить железнодорожное сообщение между Москвой и Тбилиси.

При этом альтернативная версия маршрута подразумевала транзит в Грузию через Азербайджан, однако этим планам также не суждено было сбыться. Главным образом – из-за сближения Баку с Анкарой.

В результате в Иране приняли решение не терять драгоценное время и приставили новую версию транспортной артерии, без России и Азербайджана. Товары просто по морю отправятся из портов Грузии в Европу.

Помимо этого, в Тегеране хотят сделать свой проект альтернативой турецкому маршруту «Средний коридор», который, как и многие другие проекты Анкары, призван сделать страну мировых хабом не только для транспортировки углеводородов, но и товаров.

В данном контексте Иран, обладающий хоть и не на столько, но все же выгодным географически расположением также пытается не упустить лакомый кусок и предложить альтернативы, как планируемым сухопутным и комбинированным маршрутам, так и Суэцкому каналу, блокировка которого в марте 2021 года еще больше актуализировала вопрос необходимости поиска и создания новых транспортных артерий.

При этом стоит отметить, что момент выбран достаточно удачно. Пока в Тегеране анонсируют скорый запуск коридора «Персидский залив – Черное море», Зангезурский коридор продолжает буксовать из-за необходимости налаживания отношений между Азербайджаном, Арменией и Турцией.
В Ереване отлично понимают, что вот-вот через их территорию пойдет альтернативный иранский маршрут и не видят острой необходимости разбираться с Зангезурским коридором, требуя сперва выполнения всех пунктов ноябрьских договоренностей, в том числе возвращения пленных. Баку, конечно, парирует подобные заявления, говоря о расположенных армянских формированиях на теперь уже его территориях.
Таким образом, получается, что проект Зангезурского коридора находится в тупике, а в Иране этим естественно пользуются.

Впрочем, и «Персидский залив – Черное море» не безупречен. Маршрут должен помимо Армении пройти по территории Грузии и дальше уже морем в болгарские и греческие порты. При этом все упомянутые выше страны находятся под полным или частичным влиянием США. В случае если новые переговоры по «ядерной сделке» между Тегераном и Вашингтоном потерпят фиаско, Иран окажется в крайне уязвимой ситуации.

Новый виток противостояния между Баку и Ереваном или смена власти в Армении также представляет серьезные риски для реализации иранского проекта.
Что интересно, и «Персидский залив – Черное море», и турецкий «Средний коридор» стали возможными в значительной степени благодаря инвестициям из Китая. Так что, если кто и останется точно в выгоде – так это Поднебесная.

В целом речь идет о новой системе транспортных потоков в регионе и, учитывая как политическую, так и экономическую перспективность победы в этой гонке все страны пытаются извлечь максимальную выгоду, первыми реализовав новый транспортный коридор.

- Что обещает отказ Армении подписать мирное соглашение с Азербайджаном политической палитре региона?

- В стратегическом плане – ничего. А в тактическом – стремление выиграть немного времени. Ведь Ереван отказывается подписывать мирный договор сейчас, меньше чем через год после того, как Азербайджан взял блистательный реванш за свое поражение в девяностых, а Армения потерпела сокрушительное поражение.
Поэтому позиции сторон представляются весьма логичными: сторона-победитель спешит закрепить свой успех и поставить в этом финальную точку, постаравшись в ходе переговоров получить для себя дополнительные бонусы. Проигравшая сторона, давайте говорить честно, еще не пришла в себя после нокаутирующего удара: внутриполитический кризис по сути дела продолжатся, с экономикой – проблема на проблеме, а еще перемещенный лица с Карабаха и т.д. и т.п.
Да и на внешнем контуре обстановка оставляет желать лучшего: тут и обострение обстановки в Грузии, и проблемы, с которых мы начали беседу – стремление Тегерана стать еще одним из серьезных игроков на Южном Кавказе: вспомните маневры иранских военных в приграничных с Азербайджаном районах, которые стали ответной акцией на турецко-пакистано-азербайджанские учения. И все это напрямую задевает Армению.

В таких условиях, с таким тылом, ведение переговоров со страной-победителем для армянского руководства, что называется, смерти подобно. Вот Ереван и пытается, не отказываясь в принципе от подписания стратегического документа, который призван установить мир в регионе, выиграть немного времени с тем, чтобы хоть как-то навести порядок у себя дома.

- На какие опасности указывает желание Ирана обзавестись ядерным оружием? Какие инструменты нужно использовать, чтобы этого не допустить?

В целом желание Тегерана обзавестись ядерным оружием не является глобальной угрозой безопасности, как об этом любят заявлять многие страны. В конце концов, у Израиля оно с высокой долей вероятности есть и уже давно, но глобальных потрясений не произошло.

В Иране расценивают ядерное оружие в первую очередь как гарантию собственной безопасности. Применять его никто не собирается. В мире подобные вооружения применяла всего лишь одна страна – США в 1945 году против японских городов Хиросима и Нагасаки, да и то это было по своей сути испытание нового оружия. И, тем не менее, последствия, судя по всему, остудили горячие головы лидеров стран мира на долгие десятилетия вперед.

И еще один момент. В Иране прекрасно помнят судьбу процветающей некогда Ливии и ее лидера – Муаммара Каддафи, который под давлением Запада отказался от разработки ядерного оружия. И что стало с этой страной, и какова судьба Каддафи?

Видимо иранцам ближе опыт одной из беднейших стран мира – Северной Кореи, которая находится под такими санкциями, что и Тегерану в страшном сне не привидится, но тронуть которую опасаются даже американцы. Почему? Наличие ядерного и, судя по оценкам российских и западных экспертов-сейсмологов, термоядерного оружия и средств доставки. Так что Тегеран вполне справедливо считает, что ядерное оружие поможет ему сохранить свою государственность.

Но очевидно, что даже в случае, если у Тегерана появится ядерное оружие, применять он его не будет, так как в противном случае это будет означать, что весь мир сделает все, чтобы больше этой страны не было. Исламская Республика, несомненно, продолжит стремиться играть роль ключевого государства на Ближнем Востоке, продолжит применять постоянно расширяющиеся прокси-группировки и будет чувствовать себя в куда большей безопасности, в том числе и от вероятного нападения США.
Ведь если у Тегерана пока нет средств доставки ядерных боеголовок до Северной Америки, то вот попасть по американским военным объектам, которые расположены ближе, к примеру в базе ВВС Аль-Адид в Катаре, 5-ой флотилии в Бахрейне или той же авиационной базе Али-Ас-Салем в Кувейте они вполне в состоянии.

При этом никто не сможет спрогнозировать, куда в таком случае будет лететь ядерное облако, куда будет дуть ветер. В случае если запускать ракету на другой континент это не будет такой большой проблемой, а вот если по территории соседних стран – ущерб может оказаться фатальным и для самого Ирана. И там это прекрасно понимают.
Одним из ключевых рисков, который вполне вероятен в случае, если Иран обзаведется ядерным оружием – это тот факт, что и другие страны последуют его примеру. В первую очередь – Турция, которая уже неоднократно заявляла, что не понимает, почему ей запрещено иметь у себя подобные вооружения. Но в случае, если Тегеран, ключевой региональный соперник турок войдет в «ядерный клуб», вступление туда и Анкары представляется лишь вопросом времени.

Касательно иранской программы мирного атома хотелось бы отметить, что она также не представляет какой-либо угрозы, так как атомные станции и реакторы построены российскими специалистами и являются исключительно надежными.
При этом важно понимать, что нужны они Тегерану в первую очередь для собственной энергетической безопасности и ликвидации такого хронического для страны явления, как отключения электричества. Думаю, в этом желании обвинять власти Исламской Республики точно не стоит.
Риском тут можно назвать вероятность, хоть и низкую, ударов США или того же Израиля по объектам атомной инфраструктуры, да и то, учитывая их защищенность и расположение, критический ущерб для объектов этими ударами еще надо постараться нанести, что представляется не самой простой задачей даже для высокотехнологичных вооруженных сил указанных стран.

Несомненно, активность Ирана в его внешнеполитической деятельности резко возрастет в случае, если у государства появится ядерное оружие, но нельзя упускать и тот факт, что в Республике обеспокоены вопросами необходимости удерживания власти и сохранения стабильности. То есть внутренний фактор.

С экономической и политической точки зрения, для Тегерана будет куда более выгодным хотя бы частичное снятие санкций, чем наличие ядерных боеголовок, которых все равно не хватит, что противостоять в полноценной войне тем же Соединенным Штатам.

- Какова цель санкций США против России и каковы их интересы?

- Как известно, американские санкции направлены в первую очередь против ряда официальных лиц и компаний из России, а также в целом против экономики. Отсюда следует и ответ на ваш вопрос.

В условиях, когда в мире уже сегодня начинает формироваться новая система международных отношений, а ООН и ряд других организаций оказались либо неэффективны, либо политизированы, борьба за влияние вышла из привычных правил. Точнее, это уже походит на бои без правил. Напомню, что первоначально санкции вообще могли вводиться лишь Советом Безопасности ООН, но на практике сегодня этим инструментом пользуется большое число государств без какой-либо оглядки на наднациональные органы.
В Вашингтоне заинтересованы в первую очередь в сохранении собственного влияния, сохранении доллара в качестве мировой валюты. Если со вторым пунктом у них пока еще все получается, ведь ввести новый эквивалент доллару в мировой экономике задача, мягко говоря, непростая, то с первым есть проблемы. Во многом – из-за действий самих американцев. Вывод войск из Афганистана тому яркий пример.
А, как известно, свято место пусто не бывает, как только США уходит из региона или страны, да даже просто чуть-чуть ослабляет хватку, туда сразу пытаются войти и Россия, и Китай.

Вот вам другой пример – «Северный поток 2» исключительно экономический проект: Россия дает газ, Европа – платит деньги. Но еще экс-президент Трамп решил, что США должны продавать сжиженный газ станам ЕС. После начались санкции, запреты, ограничения и т.п. Очевидно, что причина тут в нечестной конкуренции. Как результат, Вашингтон с приходом Байдена просто стал продавать голубое топливо в Азию, и хватку с Северного потока сразу ослабили, я бы даже сказал, что в определенной степени американцы потеряли интерес к российскому проекту, да и проблем у них прибавилось, тот же Афганистан, рейтинг Байдена, вакцинация и т.д.
А чем все закончилось – энергетическим кризисом в Европейском Союзе, где официальные власти выпускают видео, как гражданам греться дома холодной зимой при помощи свечи и горшка.

Это в целом все, что надо знать про американские санкции. Они принимаются в угоду самих Соединенных Штатов, последствия – уже не их проблема. Кстати, против Турции также принимаются санкции за то, что в Анкаре решили купить российские системы ПВО. Помнится Греция также покупала С-300, но никаких последствий для страны тогда не было. А вот Турцию лиши новых F-35, в разработке которых она учувствовала в качестве партнера третьего уровня и вложила более 1 млрд долларов.
Тоже самое касается и в целом партнерства с США, многие забывают, что в американской терминологии нет равного партнерства.

Есть senior partner – то есть старший партнер, и junior partner – младший партнер. Как вы понимаете, старший по определению в такой схеме управляет младшим.
Все страны, не только Россия, которые отказываются работать в подобной схеме, автоматически попадают под американские санкции, кто под SDN (Specially Designated Nationals and Blocked Persons), кто под SSI (Sectoral Sanctions Identifications), кто под CAATSA (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act). И это далеко не полный перечень законов и списков, в рамках которых США могут ввести санкции.
Поэтому ответ на ваш вопрос примерно такой – все страны, которые хотят проводить самостоятельную политику и напрямую задевают интересы США, вероятнее всего, попадут под различные ограничения. Россия, как и Китай, являются государствами, старающимися проводить собственную внешнюю и экономическую политику, идущую зачастую в разрез с планами Вашингтона. Следовательно – находятся в многочисленных санкционных списках.
[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
Тофик Зульфугаров: «Я не тот человек, который верит Лаврову»Регион в очередной раз готовятся посетить сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Об этом ранее заявил глава МИД России Сергей Лавров, подчеркнув при этом, что, помимо Баку и Еревана, посредники также планируют посетить и Ханкенди.

Одновременно Лавров напомнил о том, что на днях сопредседатели встретились с главами МИД Армении и Азербайджана на полях Генассамблеи ООН и согласовали возобновление своих поездок в регион для встреч на месте с представителями двух стран.

С чем на этот раз намерены посредники прибыть в регион? Какие вопросы намерены они обсудить в Баку, Ереване, а тем более в Ханкенди? Не исключено, что они вновь попытаются включить в повестку дня вопрос статуса Карабаха, о котором так настойчиво напоминали официальные лица США, Франции и ряда международных структур. Однако им следует помнить, что накануне президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем выступлении, приуроченном к годовщине начала Отечественной войны, подчеркнул, что «в Азербайджане нет административной территории под названием «Нагорный Карабах», и если кому-то хочется оживить покойника по имени «Нагорный Карабах», то пусть сделает это на своей территории, создаст на своей территории образование, республику, общество под названием «Нагорный Карабах», и мы признаем его. Но только не в Азербайджане! Этот вопрос решен. Это говорю я – президент Азербайджана, Верховный главнокомандующий Вооруженными силами. Каждый должен и будет считаться с этими словами».

И вот буквально на следующий день после этого заявления главы государства Лавров анонсирует визит посредников в регион. Но на что рассчитывают эти самые посредники? Они полагают, что им удастся возродить свои «челночные визиты» в регион, занимаясь переливанием воды из пустого в порожнее, как это было в предыдущие три десятилетия? Рассчитывают оказать давление на нашу страну и вынудить вернуться на прежние позиции в переговорном процессе? Но это им вряд ли удастся — с учетом сложившихся в регионе новых реалий.

Тем не менее, их визит анонсирован, и они могут прибыть в любой день. А нам необходимо подготовиться к предстоящему визиту. С каким «багажом» посредники прибудут на этот раз?

С этим вопросом корреспондент Minval.az обратился к экс-министру иностранных дел Тофику Зульфугарову.

— Прежде всего, такого понятия, как «давить на нас», не существует. Сопредседатели могут только что-либо предложить, а мы, в свою очередь, вправе принять или отвергнуть. Что касается будущей роли Минской группы ОБСЕ, то круг ее возможных обязанностей достаточно четко очерчен в выступлении президента Ильхама Алиева.

Как я понимаю, этот круг возможных обязанностей МГ ОБСЕ будет касаться тематики двусторонних армяно-азербайджанских отношений, то есть межгосударственных отношений в постконфликтный период, и, помимо этого, некоторых аспектов гуманитарного характера.

Азербайджан категорически против рассмотрения вопроса статуса, и накануне президент Азербайджана подтвердил это. Считаю, что в данном случае, мы должны понимать, почему это происходит. И прежде всего, потому, что Азербайджан любые вариации на тему статуса воспринимает как попытку армянской стороны продолжить в новых условиях попытки отторгнуть часть территории нашей страны под различными предлогами. Для нас этот вопрос носит принципиальный характер. Официальный Баку не пойдет на это.

Кроме того, структура МГ ОБСЕ предполагает участие Армении во всех этих вопросах. Естественно, пускать Армению к какому-либо праву голоса в отношении того, как будут жить армяне в составе Азербайджана, нереально. Невозможно представить, что Азербайджан пойдет на это.

Все остальные вопросы постконфликтного характера, включая нормализацию коммуникаций и иные гуманитарные меры доверия, возможно, и станут предметом активности МГ ОБСЕ.

И вообще, нужно понять, что Минская группа не состоянии навязать чего-либо. 30-летний опыт деятельности МГ показал, что она может делать что угодно, но повлиять на ситуацию не в состоянии. Поэтому, в данном случае, чтобы не выглядеть как сторона, которая сказала «нет» МГ ОБСЕ, Азербайджан выбрал дипломатическую тактику: мол, приезжайте-говорите-уезжайте и так далее, но ничего реального происходить не будет. Они могут приезжать и говорить о чем угодно, за исключением вопроса статуса.

Стоит ли вновь дать согласие на посещение сопредседателями Ханкенди, как это было неоднократно в недалеком прошлом? Может, стоило бы дать согласие на их поездку в зону, находящуюся под контролем российских миротворцев, с условием, что их будут сопровождать и представители официального Баку?

— Давайте подождем немного. Министр Байрамов должен доложить главе государства обо всей ситуации. Часто многие дипломаты стран -сопредседателей выдают желаемое за действительное. Давайте дождемся подтверждения азербайджанской стороны. Не думаю, что сопредседателям следует посещать Ханкенди. Точнее, я был бы против этого.

Если верить Лаврову, они согласовали возобновление своих поездок в регион для встреч на месте

— Скажем так: я не тот человек, который верит Лаврову.
[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
"Вооруженные силы Азербайджана по-прежнему имеют значительное преимущество"Интервью руководителя экспертно-аналитической сети ПолитРУС, российского эксперта Виталия Аркова ИА Аврасия.нет.

- Господин Арков, Азербайджан выиграл 44-дневную войну над захватчиками. Но почему Пашинян не хочет подписывать мирное соглашение? Как это можно объяснить?

- Мирный договор в том варианте, который видит Азербайджан, не отвечает национальным и государственным интересам Армении, против мирного договора в такой тональности выступает большинство жителей Армении и премьер-министр Никол Пашинян обязан учитывать это, если хочет оставаться у власти.
Прогрессивные силы в Армении за добрососедство с Азербайджаном и подписание мирного договора, однако даже они отмечают, что необходимо его глубокая проработка с обеих сторон и привлечением России как посредника в организации переговорного процесса. Очевидно, что это займет не один месяц и, возможно, даже не один год, поскольку остро стоящих спорных вопросов очень много, а у Баку и Еревана подчас полярное мнение в их решении.

- Премьер-министр Армении Никол Пашинян недавно перед визитом в Грузию заявил, что Ереван готов к нормализации отношений с Турцией. От каких претензий должен отказаться Ереван для нормализации отношений?

- Попытки нормализации армяно-турецкий отношений предпринимались и ранее. Были даже взаимные визиты глав государств, пусть и неофициальные – в качестве почетных гостей футбольных матчей. Однако после 2015 года все процессы были поставлены на паузу.
Серьезным препятствием на пути к нормализации официальных отношений видятся как территориальные разногласия, так и различие трактовки исторических событий вековой давности.
Если эти моменты удастся вынести за скобки переговорного процесса (что представляется крайне маловероятным), то вполне можно допустить само его начало и определенные подвижки.
Перспективы нормализации в ближайшие годы турецко-армянских и азербайджано-армянских отношений тесно увязаны с реализацией турецко-азербайджанских транспортных проектов через международно признанную территорию Армении, на что Ереван не может решиться, поскольку против передачи армянских земель под контроль Азербайджана выступает большая часть населения республики. Национальная гордость превалирует над возможным экономическим профитом.

- Пашинян выразил надежду, что Ереван возобновит переговоры по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта в рамках сопредседательства Минской группы ОБСЕ. Как вы думаете, чего еще можно ожидать от формата, который уже 30 лет не может разрешить конфликт?

- Формат Минской группы ОБСЕ в урегулировании Карабахского конфликта осенью прошлого года показал свою несостоятельность. Вопросом прекращения Второй Карабахской войны и возвращением мира в регион реально занималась лишь Россия и ей удалось остановить кровопролитие, усадить противоборствующие стороны за стол переговоров, результатом чего стали перспективные исторические трехсторонние заявления от 9/10 ноября 2020 года и 11 января 2021 года. В то время как другие страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ ограничились лишь дежурными заявлениями, а Франция и вовсе подстрекала Армению к возобновлению боевых действий уже после подписания документа о прекращении огня.
Мы видим стремление Парижа и Вашингтона использовать формат Минской группы ОБСЕ для восстановления своего влияния на процессы в регионе и попытки выдавить России как из переговорного процесса, подвергая сомнению ее значительную миротворческую роль, так и в целом из региона, который исторически является зоной ее геополитических интересов и народы которого Россия не единожды брала под свою защиту.

- Как вы оцениваете провозглашение Ираном «красной линии границ Армении» после войны, его открытую поддержку Еревана, его открытые походы против Баку?

- События осени-зимы 2020 года на Южном Кавказе заметно усилили роль и влияние в регионе России и Турции, ранее наладивших тесное взаимодействие для решения серьезных общих проблем и вызовов. Пример тому – совместная победа России и Турции над крупнейшей в истории террористической организацией ИГИЛ.
Иран по целому ряду причин оказался вне ключевых процессов на Южном Кавказе и сейчас пытается наверстать упущенное, традиционно используя для этого свое значительное влияние в Армении. Которая является инструментом в его руках для противодействия росту влияния в регионе Турции, соперничество с которой вновь обостряется.
Не стоит забывать и о том, что через Иран, в свою очередь, свои интересы в регионе обозначает Индия.

- Получит ли Пашинян разрешение Тбилиси на открытие железной дороги в Армению через Абхазию?

- Вопрос возобновления ж/д сообщения между Россией и Арменией через Абхазию и Грузию – многослойный. Ранее, до событий осени 2020 года, главным противником положительного решения данного вопроса выступал по понятным причинам Баку, имеющий серьезное влияние на официальный Тбилиси, в т.ч. через SOCAR и турецкое лобби в грузинском руководстве.
Разблокировка данного транспортного коридора вполне может стать уступкой Еревану со стороны Баку в решении сложной ситуации с созданием полноценного Зангезурского коридора.
Конечно, с одной стороны Тбилиси против российского ж/д-транзита через свою территорию из-за вопроса Абхазии, государственный суверенитет которой Россия признала первой и которую Москва активно патронирует.
Напомню: грузинские власти по-прежнему совершенно безосновательно официально называют Россию «оккупантом», что, впрочем, никак не сказывается на экономическом сотрудничестве двух стран: Россия входит в тройку основных торговых партнеров Грузии, оборот растет – как и объем российских инвестиций в экономику этой страны.
Выгода для экономики и бюджета Грузии от возобновления ж/д-сообщения с Россией через Абхазию очевидна. Не говоря уже о том, что данный транспортный коридор важен для Армении и России, как ее главного партнера и союзника. Речь идет о транзите гражданских грузов и пассажиров.

- Хотя неофициально, некоторые армянские политики говорят, что страна снова готовится к войне и «потерянные» земли будут возвращены. Как вы думаете, сможет ли Армения снова вступить в войну с Азербайджаном?

- Заявления отдельных армянских политиков о намерении вернуть утраченные в ходе Второй Карабахской войны территории и реваншистские настроения в армянском обществе, как бы это не звучало странным, но на руку Баку. Ведь в случае реальной попытки со стороны Армении возобновить полномасштабные боевые действия (что представляется слабовероятным), исход этой военной кампании предрешен: Вооруженные силы Азербайджана по-прежнему имеют значительное преимущество и при поддержке своего союзника – Турции оперативно не только отразят нападение, но и перейдут в наступление, получив в итоге контроль как над спорными территориями, так и над интересующими для создания новых транспортных коридоров.
Заинтересованы в таком развитии событий и определенные политические силы в самой Армении, связанные как с Западом, так и с Ираном. Поскольку в этом случае Армения вполне ожидаемо обратится за союзнической поддержкой к другим членам ОДКБ, прежде всего – России. Таким образом эти силы надеются развязать на Кавказе новую большую войну, в которой главными соперниками, по их замыслу, должны стать Россия и Турция. Однако коварным замыслам не суждено реализоваться.

- Как вы относитесь к незаконному провозу иранских грузовиков в Карабах?

- Если иранские трейлеры без согласования с официальным Баку посещают Нагорный Карабах под армянскими номерами, то это предмет для диалога, прежде всего, МИД Азербайджана и Ирана. Однако я вполне допускаю, что Тегеран и Ереван могут предоставить документы, согласно которым иранские транспортные компании совершенно легально передали в аренду армянским транспортным компания определенное число единиц грузового транспорта, некоторые из которых и попали на представленные кадры».
Также высока вероятность того, что иранская транспортная компания в рамках коммерческого договора осуществляет доставку грузов в интересах своего армянского бизнес-партнёра. Необходим тщательный анализ происходящего со стороны официального Баку. По любому, если вся информация подтвердиться, то стороны должны будут начать диалог по данном фактам незаконной грузоперевозки по территории Азербайджана, временно контролируемой российскими миротворцами».
[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
"В целом, открытой выгоды от прихода Талибан нет ни для одной страны"Представляем вашему вниманию интервью директор аналитического центра «Prudent Solutions», Бишкек, Кыргызстан) Эсенa Усубалиева.

- Как смена правительства в Афганистане может повлиять на центральноазиатский регион?

- Изменение власти в Афганистане и приход радикального движения Талибан было во многом прогнозируемым событием и в странах Центральной Азии ожидали переход под контроль Талибана большей части территории страны. В этой связи, руководства таких государств как Россия, Китай, Иран, а также Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан всегда находились в контакте с представителями этого движения. Часть стран открыто афишировали эти связи, другая часть предпочитала не распространять об этом информацию. Но тем не менее, большинство стран, имеющих свои интересы в Афганистане уже на ранних стадиях вывода войск США из этой страны, просчитывали последствия перехода власти к Талибан.

В настоящее время для стран региона, как и в период первой попытки Талибан управлять Афганистаном, наиболее актуальным является вопрос обеспечения безопасности: а именно, будут ли это коллективные формы либо индивидуальные подходы по устранению возможных угроз со стороны Афганистана.

Наиболее остро эта проблема ощущается в Туркменистане, Таджикистане и Узбекистане, хотя в отношении последней страны уровень угроз может быть снижен - армия Узбекистана является наиболее многочисленной, хорошо вооруженной и самодостаточной военной силой в регионе. Традиционно, Узбекистана полагается на собственные силы и не связывает себя обязательствами в виде коллективных форм обеспечения безопасности, как скажем, в рамках ОДКБ.

Туркменистан - наиболее уязвлённое в военном отношении государство, имеет протяженность границы с Афганистаном порядка 804 км в преимущественно пустынной местности, в то время как дееспособность ее вооруженных сил остается закрытой информацией, в силу особенностей правления в этой стране. Таджикистан, при этом, полагается на военную поддержку России как на двустороннем уровне, так и в рамках ОДКБ.

Весьма интересным изменением в общей системе обеспечения безопасности в регионе стало появление Китая как одного из факторов и гарантов безопасности Центральной Азии. В частности, В период с 12 по 16 июля 2021 года с визитом в Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан прибыл министр иностранных дел Китая Ван И. В рамках визита, помимо двусторонней повестки, прозвучали нетипичные для КНР заявления о возможности оказания «традиционной и нетрадиционной» защиты государственной безопасности Туркменистана и Таджикистана. Иными словами есть вероятность появления дополнительного гаранта безопасности в регионе в лице КНР.

- Утверждается, что политика США в Афганистане провалилась …

- Можно согласиться с этим утверждением, если анализировать цели и задачи, которые ставили США начиная военную операцию в 2001 году. Ни одна из этих целей не была достигнута - терроризм не покинул территорию Афганистана, Аль-Каида и группа Хаккани (одна из аффилированных частей Талибана) до сих пор сохранила свою активность и оперативное присутствие в ряде северных и восточных провинций Афганистана, проект демократического и развитого государства и общества в этой стране также не был реализован, не говоря уже о практических проектах, таких как транспортные, энергетические и торговые пути, которые должны были соединить Центральную Азию, Афганистан и Южную Азию. Список можно продолжать долго.

Между тем, единственной достигнутой целью США в Афганистане можно считать то, что Афганистан вновь стал проблемой безопасности целого ряда стран - от Центральной Азии и Ирана, до Китая и России, что будет заметно отнимать ресурсы и усилия этих стран в обозримом будущем.

- Что талибы могут обещать будущему Афганистана?

- Первые обещания уже прозвучали. Это и гарантии образования для девочек и женщин, отказ от преследования СМИ, амнистия заключенных, готовность работать с военными и служащими, ранее состоящих на службе у прежнего правительства и, самое главное, обещание сформировать новое инклюзивное правительство, которое будет учитывать национальные, религиозные и иные особенности Афганистана.

Тем не менее, главной трудностью Талибан на первом этапе все же будет обеспечение и реализация этих обещаний как на практике, так и в целом по всей стране. Здесь необходимо помнить, что движение Талибан не однородно и наведение дисциплины и вертикали власти в этом движении куда более сложная задача, с учетом роста недовольства действиями Талибан и проявленными ими актами жестокости и насилия в ряде провинций Афганистана.

- Какие факторы помогли талибам, основанным в 1990-х годах, обрести такую ​​власть за такой короткий период времени?

- Талибан в его изначальном виде была «красивой» с религиозной и идеологической точки зрения идеей, за которой последовали массы молодых людей, преимущественно пуштунов. Которые с одной стороны желали для себя национального государства и выступали за чистоту религии, ее исправлении и ее внедрении согласно Корану и сунне Пророка Мухаммада (С.А.С.). В 1990-х годах, те группы моджахедов, боровшихся против СССР, представляли собой весьма разрозненные образования, раздираемые конфликтами и противоречиями, злоупотреблениями власти и коррупции. Естественно, что призыв Талибан, имевший как национальный, так и религиозный компонент, был позитивно воспринят среди пуштунского населения, которое составляет большинство в Афганистане.

Есть еще и внешний фактор - это политика Пакистана, который всегда хотел не просто контролировать Афганистан и иметь ключевые рычаги управления этой страной, но и планировавший использовать этот потенциал для своих внешнеполитических целей, скажем в отношении Индии. Ни для кого не секрет, что за созданием Талибан стояли пакистанские спецслужбы при активной помощи аналогичных служб США и Великобритании.

Сочетание этих и других факторов, обеспечили стремительность их прихода к власти в 1996 году.

- Какие силы или страны заинтересованы в приходе талибов к власти в Афганистане?

- Это сложный вопрос. Здесь необходимо понимать, что Афганистан занимает одно из важных мест во внешнеполитической стратегии США на Евразийском континенте, в которой первоочередной задачей является создание зоны постоянной нестабильности в геополитической близости от интересов трех государств - Ирана, Китая и России. Если Иран и Китай граничат с Афганистаном, то интересы России и Афганистана соприкасаются через общую границу стран Центральной Азии, которые, как известно, являются зоной исключительных интересов и безопасности России. В этой связи, в интересах США сохранять перманентный хаос на территории Афганистана, с тем, чтобы все проекты связанные с интенсификацией связей Центральной Азии, Ирана, России, КНР либо находились под постоянной угрозой, либо реализовывались только с учетом интересов США и их союзников.

До недавнего времени Пакистан был тесным партнером США в области обеспечения безопасности Южной Азии и его политики в Афганистане, до тех пор, пока перспективы сотрудничества с КНР стали более выгодными, чем с США. Пакистан, за короткое время, от проводника политики США и Запада, трансформировался в более самостоятельного «игрока» в Афганистане, на который он стал проецировать свои региональные амбиции. Поддержание и дальнейшее расширение рычагов воздействия на движение Талибан, крайне важно для Пакистана, не только с точки зрения контроля этой территории, но и повышения своей региональной значимости для стран Центральной Азии, за счет предоставления гарантий безопасности торгово-экономическим, энергетическим и транспортным путям, которые могут проходить через территорию Афганистана. Однако, я выражаю сомнение о том, что Талибан можно будет полностью контролировать, в особенности после того, как они полностью укрепятся в стране.

В целом, открытой (явной) выгоды от прихода Талибан нет ни для одной страны, кроме как той части афганского общества, которое представляет движение Талибан.

- Какие силы сегодня воюют в Афганистане и почему?

- На фоне полного отстранения от сопротивления сил Афганской национальной армии и отсутствия былой военной силы «Северного Альянса», состоящего из этнических таджиков, узбеков и других национальностей, сейчас кроме Талибан пока еще нет дееспособной военной силы. Конечно, в ряде провинций сохраняют свое присутствие иностранные боевики из числа выходцев из стран Центральной Азии, Северного Кавказа России, а также тех, кто покинул территорию Сирии. Однако, их роль и участие в нынешних событий пока еще не столь ясна.

- Приход к власти талибов также рассматривается как предательство правительства США в Афганистане …

- США не могли поступить иначе, ведь вывод войск был анонсирован еще при администрации Д.Трампа. Если придерживаться точки зрения о том, что все это часть одного плана по дальнейшей трансформации Южной Азии, согласно целям и задачам США по сдерживанию Ирана, Китая и России, то моральная сторона вопроса о предательстве со стороны США уже не звучит так однозначно негативно, для интересов США, разумеется.

- Афганистан отвечает интересам либо России, либо США. После этого, какая страна может усадить Афганистан за стол переговоров?

- Представляется, что сейчас для Талибан крайне важно пройти процесс внутренней и внешней легитимации. В этой связи, Талибан не будет останется от переговоров как внутри страны, так и на международной арене. В то время как внутренние оппозиционные Талибану силы пока еще не определены, в международном плане Китай, Россия, Турция уже выразили намерение вести диалог с Талибан, по мере стабилизации обстановки. Не говоря уже о странах Центральной Азии, которые также будут заинтересованы в официальных контактах с движением. Тем более, что большинство стран не стали закрывать свои посольства в Кабуле и консульства в других городах, что говорит о существующих возможностях для диалога.

- Могут ли США помочь Талибану прийти к власти? Основная цель - подготовить талибов против Ирана.

Теоретически можно предполагать, что США могли иметь отдельные договоренности с Талибан, относительно их политики в отношении Ирана. Также теоретически можно предположить, что Талибан мог пообещать, что после перехода власти они будут сдержанно подходить к развитию своих отношений с Ираном.

Однако на практике этот тезис пока не выдерживает критики, поскольку часть движения Талибан имеет хорошие отношения с Ираном и длительно время пользовалась поддержкой Ирана в плане получения финансирования, вооружения и иных видов помощи. Более того, в самом движении Талибан в настоящее время есть целый ряд средних руководителей, в том числе и входящих в политический совет Талибана, который положительно смотрит на развитие отношений с Ираном.

Здесь необходимо учитывать географическую близость Ирана и общую границу, зависимость Афганистана в поставках продовольствия, медикаментов, бензина и дизельного топлива, стройматериалов и в целом значительной части торгово-экономических отношений от Ирана. Эти факторы не следует игнорировать. Безусловно, влияние Ирана на Талибан не столь высоко, как скажем у Пакистана, но сейчас в период установления их власти в стране, крайне трудно представить что Талибан будет осложнять свои отношения с Ираном.

Напротив, до перехода к власти к Талибан, его политические представители посетили с визитом Иран, Пакистан, Китай и Россию.

- К каким странам может быть дружески настроен «Талибан», а к каким странам - враждебно? Причины.

- Что касается дружественных стран, то помимо перечисленных выше государств, Талибан будет делать акцент на установления доверительных дружественных отношений со странами Центральной Азии - Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном. По крайней мере Талибан будет прилагать усилия, для того чтобы убедить руководства этих стран в том, что они не представляют угроз безопасности для них.

В противоположность этому, полагаю, что диалог с Индией будет заметно прохладнее - здесь нужно учитывать как саму позицию Талибан в отношении Индии, так и влияние Китая и Пакистана, которые, несомненно, имеют серьезные стратегические противоречия с Индией в регионе.

Avrasiya.net
[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
НАТО уже Южном Кавказе - Александр Хоффманн
Представляем вашему вниманию интервью директор
Кавказского исследовательского Центра «Стратегикон» Александрa Хоффманнa.

- Г-н Хоффман несмотря на подписание 10 ноября 2020 года соглашения между лидерами Азербайджана, России и Армении, Армения часто нарушает режим прекращения огня. Что под этим подразумевает Армения?

- Конфликтующие стороны довольно часто обвиняют друг друга в нарушении режима прекращения огня, не признавая этих фактов за собой. Такая история между так называемым образованием ДЛНР и Киевом, Индией и Пакистаном, Израилем и Палестиной. Случай с Арменией и Азербайджаном не является исключением. Здесь стоит всё же доверять третьей стороне - российским миротворцам, которые фиксируют случаи нарушения режима прекращения огня и не допускают их перерастания в острую фазу, и турецким наблюдателям, сохраняющим баланс сил и интересов в регионе.

- С момента начала карабахского конфликта и оккупации азербайджанских земель Арменией мир поддерживал территориальную целостность Азербайджана. Но ни мировое сообщество, ни Минская группа не пытались урегулировать конфликт. Какие двойные стандарты были разработаны для поддержки оккупанта?

- ООН всегда признавал Нагорный Карабах территорией Азербайджана. И неоднократно пыталась разрешить карабахский конфликт. «Минская группа» также прикладывала к этому все силы. Однако данный вопрос стремились решить мирным путем. Здесь стоит говорить не о потокании Армении, а о прагматических интересах международных организаций и объединений. Задача дипломатии не стимулировать кровопролитие и пожинать горе, а договариваться. Поэтому абсурдно было бы предполагать что, например, ООН должна была бы создать casus belli для войны с Арменией или что-то в этом духе. Согласитесь, достаточно фантастический сценарий?... В таком случае ООН и другие наднациональные организации увязли бы войнах, сражаясь с Израилем, захватившим Голанские Высоты, Индией и Пакистаном, оспаривающим статус Кашмира и так далее. Но это не миссия и задачи ООН, «Минской группы» и других объединений, нацеленных на мирное урегулирование, верно? Стран, отказавшихся выполнять резолюции мирового сообщества, к слову, немало…

- Азербайджан освободил Карабах военным путем. Нужна ли сегодня Минская группа?

- На мой взгляд, конфликт до конца не исчерпан. Стороны сохраняют взаимные претензии. Арбитраж и привлечение третьей стороны необходимо, если мы говорим о мирном урегулировании. Логичнее и практичнее будет продолжить использование платформы «Минской группы». Это должны осознать обе стороны.

- Какая страна важнее для России на Южном Кавказе и в мире - побежденная, бедная Армения или победитель - Азербайджан, автор крупных экономических проектов, снабжающих Европу энергией?

- Для России важны обе страны и победившая, и проигравшая. Поражение в войне не должно быть основанием для дипломатического бойкота. Если необходим конкретный пример: Палестина несопоставимо слабее Израиля и многократно проигрывала в конфликтах с израильскими войсками, но Россия не отказывается от взаимодействия с палестинской стороной. Важно и нужно выстраивать отношения с каждым государством. Это основа дипломатии, тем более стран, претендующих на роль глобальной державы.

- Агрессивная политика Армении в регионе хорошо известна. Он не скрывал своих притязаний на Карабах, Джавахетский регион Грузии и даже на российский город Краснодор и турецкие земли. Откуда это взялось?

- Что подразумевается под этими притязаниями? Публичных притязаний официальных представителей Армении (как минимум политического руководства страны и исполнительной власти в целом) на турецкие, грузинские или российские территории встречать не приходилось. В случае с Грузией и Россией это неизбежно вызвало бы широкий резонанс.
Другое дело, что исторические конфликты между соседними государствами отнюдь не редкость. Примеров множество и, как правило, мы используем для персонификации определенное государство как субъект: Эстония имеет виды на ряд приграничных территорий России, у Польши и Венгрии существуют определенные претензии на украинские земли, Китай спорит с Индией и Японией за отдельные участки и так далее.
На Кавказе все значительно сложнее. Границы менялись достаточно часто, не всегда соответствуя этнической картине, за что отдельную «благодарность» стоит выразить советским властям. Взаимные претензии как последствие этих действий - закономерны. Не стоит забывать, что если рассматривать подобные явления в более глубокой ретроспективе, то они также способствовали появлению разделенных народов. Наиболее близок будет пример азербайджанцев, большое количество которых проживает в Иране.

- Как приход Европы и США, особенно НАТО, на Южный Кавказ может изменить региональную политику?

- НАТО уже Южном Кавказе. Турция входит в альянс, Грузия с ним тесно сотрудничает и претендует на членство. Положительных эффектов от дальнейшего углубления присутствия НАТО на Кавказе назвать не могу, так как это неизбежное усиление напряженности в отношениях между евроатлантическим сообществом и Россией со всеми вытекающими из этого последствиями.
Актуальный пример Афганистана, где евроатлантическое сообщество (как раз на этапе стремительного расширения НАТО на восток) решило взяться за решение сложных этнополитических проблем, более чем показателен.

- Как вы оцениваете влияние Турции в регионе после освобождения Карабаха?

- Влияние Турции, безусловно, возросло. Но для Азербайджана это ситуация с двумя сторонами одной медали. Начнем с преимуществ. Турция - влиятельный союзник, амбициозная региональная держава, способная оказать ограниченную, но достаточно качественную военную и политическую поддержку. На турецкое политическое руководство можно положиться, это показывают отношения Турции с новыми союзниками за последнее десятилетие.
Перейдем к рискам. Я не думаю, что политическое руководство Азербайджана планирует превратить суверенную республику в государство-сателлит Турции. Однако у Анкары могут возникнуть требования, которые будут вредить или не соответствовать национальным интересам Баку. Выполнение подобных требований, в условиях угрозы утраты влиятельного союзника, лишит Азербайджан политической самостоятельности.
Особенно важно это понимать в контексте обеспечения обороноспособности Азербайджана. Стратегия развития оборонительного и наступательного потенциала Азербайджана должна, на мой взгляд, прорабатываться в таком базовом сценарии, где Азербайджан единолично отстаивает свои национальные интересы. Рассчитывать априори на помощь союзников довольно опрометчиво и рискованно. Существуют печальные примеры, как исторической ретроспективе, так и в настоящее время: ряд новых членов НАТО, фактически, делегировали вопросы обороны наднациональной организации, утратив существенную долю суверенитета в этом вопросе.
Ну и касаемо вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе. В этой войне победили убеждения, оружие и стратегия армии Азербайджана. Лавры победы принадлежат азербайджанскому солдату, офицеру, командованию, народу. Разговоры в дипломатических кулуарах о том, что в карабахском конфликте одержали победу турецкие советники - оскорбительны, однако их приходится наблюдать. Азербайджану, на мой взгляд, нужно демонстрировать большую независимость, тем более что республика, восстановив территориальную целостность, теперь может претендовать на серьезные позиции в регионе как энергетическая держава. Более того, азербайджанская нация сейчас на эмоциональном подъеме, что только усилит мобилизацию национальных ресурсов.

- Какие страны обеспокоены укреплением российско-турецкой дружбы и почему?

- Российско-турецким отношениям несколько веков и насыщенная история геополитического противоборства и ситуативного сближения на основе общих интересов. Менее всего заинтересованы в очередном российско-турецком сближении, на мой взгляд, не континентальные европейские державы, а США, для которых Турция является плацдармом НАТО в Малой Азии, регионе, открывающем доступ сразу в несколько регионов: черноморский, кавказский, ближневосточный, восточносредиземноморский. Амбиции Турции и укрепление ее суверенитета на международной политике не в интересах Вашингтона, об этом мы можем говорить смело, тем более, что очевидные свидетельства этого нам приходилось наблюдать в последние пять лет…
Не стоит забывать о ренессансе британской внешнеполитической инициативы на Ближнем Востоке. Если текущее политическое руководство в Лондоне сохранит формирующуюся динамику, то, скорее всего, мы можем стать свидетелями возвращения британцев не только на Ближний Восток, но и попытки повлиять на ситуацию на Кавказе и в Центральной Азии. Так как разногласия Лондона с Вашингтоном, хотя их в российском экспертно-аналитическом сообществе предпочитают не замечать, имеют место быть, и особенно в «новом старом» для британцев регионе Южной Евразии, британская сторона может сделать ставку на стратегическое сотрудничество с Турцией, как очевидным и естественным для них союзником в сложившихся условиях.
Россия, как давний геополитический соперник и британцев, и американцев, развивая партнерские отношения с Турцией, вынуждает противников данного сближения создавать ситуации, в которых российские и турецкие интересы должны столкнуться.

- Как вы относитесь к незаконному выезду иранских грузовиков в Карабах? В связи с этим два дня назад Азербайджан направил Ирану ноту ...

- Если в них провозился гуманитарный груз, то его оформление должно быть составлено в соответствии с международными нормами и по согласованию с азербайджанскими властями. В противном случае это уже международный инцидент. В то же время наличие миротворцев снижает возможность провоза в Карабах незаконных вооружений.

- Что стоит за санкциями США против России? Какая главная цель?

- Все достаточно просто. В политике - как в бизнесе, отношениях и других сферах: подавить независимость принимаемых политическим руководством решений. Тем более речь идет об экзистенциальном, геополитическом соперничестве.

- Жириновский всегда оскорблял азербайджанское правительство, лидера и даже народ. Хотелось бы узнать ваше отношение к этому.

- Не отслеживаю высказываний Владимира Жириновского в ретроспективе, но сомневаюсь, что он регулярно выражался о властях и народе Азербайджана в оскорбительном тоне. В таком случае мы наблюдали бы регулярные дипломатические конфликты. Не стоит забывать и об оппортунизме, широко присутствующем на постсоветском политическом пространстве.
По инциденту могу сказать следующее – для действующих и бывших политических деятелей, «инфлюенсеров», как их теперь модно называть, важна сдержанность в высказываниях.

- Армянская сторона заявила, что снова готовится к войне с Азербайджаном. Как вы думаете, может ли Армения рискнуть, будет ли она достаточно сильной?

- Не приходилось встречать публичных заявлений официальных представителей Армении о подготовке к войне с Азербайджаном.
Несдержанность и нацеленность на провокации определенных деятелей вне исполнительной власти и публичная декламация ими реваншистских взглядови настроений используется, на мой взгляд, в политических целях на внутреннем уровне. В Армении сейчас много значительных внутренних проблем, которые стали находкой для популистов.
Более того, в Ереване осознают, что Россия является мощным сдерживающим фактором.

- Что должны делать страны для установления мира на Кавказе?

- Для достижения мира на Кавказе надо обратиться к нашим традиционным устоям и практике медиации между конфликтующими сторонами, уходящими в века. Нужно слушать друг друга. И слышать тоже.

Avrasiya.net
[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
"Можно много говорить о присутствии «третьих сил» в любых конфликтах по всему миру"

Представляем вашему вниманию интервью директор аналитического центра «Prudent Solutions», Бишкек, Кыргызстан) Эсенa Усубалиева.

- Каковы источники проблем между странами Центральной Азии, есть ли вероятность третьей стороны?

- В настоящее время в Центральной Азии крупных межгосударственных проблем нет, за исключением нерешенного статуса границ между Кыргызстаном и Таджикистаном и Кыргызстаном и Узбекистаном, которые с периода распада СССР оставались нерешенными. Если в случае с Узбекистаном и Кыргызстаном процесс имеет мирный характер, то к сожалению, решение вопросов демаркации и делимитации кыргызско-таджикской границы периодически проходят в конфликтной форме, как на местном, так и на межгосударственном уровне. В последние 2-3 месяца, к сожалению, не удалось избежать применение оружия и локальных военных действий между двумя странами. Однако, после прямых переговоров руководителей двух стран, постепенно идет процесс восстановления доверия и, выражаю надежду, что стороны придут к компромиссу в рамках регулярного переговорного процесса по границам.

Между тем очевидно, что многие проблемы в области границ, водопользования и использования водных и земельных ресурсов, являются следствием распада СССР и нежеланием государств решать эти проблемы на основе взаимной выгоды и компромисса.

Можно много говорить о присутствии «третьих сил» в любых конфликтах по всему миру. И Центральная Азия не является исключением - традиционно любые внутриполитические либо межгосударственные проблемы в странах региона можно списывать на действие «третьих сил», в случае если их исход не устраивает ту или иную строну конфликта. Однако, в последнее время в регионе довольно трудно выявить случаи вмешательства «третьих сил», поскольку в целом, политические и экономические процессы в Центральной Азии имеют стабильную динамику на протяжении последних 3-4 лет.

- Отношения между Таджикистаном и Кыргызстаном всегда были напряженными. Каковы основные причины этого и какова текущая ситуация?

- Не могу согласиться с утверждением, что между Таджикистаном и Кыргызстаном всегда были напряженные отношения. Обе страны всегда связывали узы братства, добрососедства и взаимоуважения. Не говоря уже о взаимном влиянии культур и языков - тюркского и персидского элементов общего исторического наследия народов Центральной Азии. Ухудшение отношений началось примерно с 2014-2015 гг., когда на фоне быстрорастущего населения, увеличения сельскохозяйственных земель, требующих орошения, остро встали вопросы определения границ, принадлежности водотехнических сооружений и справедливого распределения водных ресурсов.

Статус границ, а именно их делимитация и демаркация, это длительный процесс, который тянется уже более 30 лет. В первые годы независимости его решение было отложено в связи с гражданской войной в Таджикистане (1992-1997) и фактически страны приступили к обсуждению пограничных проблем после 2000 гг., но без особого успеха.

Проблема усугубляется еще и тем, что каждая из сторон ссылается на разные документы, в частности, Таджикистан предлагает использовать карты 1924-1927 гг. о межнациональном размежевании, в то время как Кыргызстан ссылается на карты 1956-1958 гг, считая их более точными, нежели карты первых периодов формирования СССР.

Другая причина существующих проблем - это нерешенность статуса границ, вопросов использования водотехнических сооружений и в целом, местных проблем использования водных ресурсов. В советский период, все они строились с учетом общей системы регулирования стока воды на нужды сельского хозяйства. Приоритет в водопользовании отдавался тем районам республик, который в этом нуждались больше всего, без учета национальной принадлежности, либо фактического нахождения того или иного района союзных республик. В данном случае, нередко, водотехнические сооружения возводились за счет одной, но находились на территории другой республики и наоборот, либо полностью строились на территории одной республики за счет местного бюджета.

В настоящее время, после визита президента Кыргызстана С. Жапарова в Таджикистан и личных переговоров с президентом Таджикистана Э. Рахмоном, стороны договорились о продолжении переговорного процесса по границам, стабилизации обстановки в районе границ и постепенной реализации мер по укреплению доверия между странами.

- Как вы оцениваете политическое влияние России в Центральной Азии? Какую роль Москва играет в регионе и как она ее использует?

- Следует понимать, что Россия традиционно занимает положение одной из ключевых, а в некоторых случаях, единственной силы, которая имеет определяющее значение в военно-политических, экономических и отчасти, культурных процессов в пространстве Центральной Азии. И это положение будет сохранятся в обозримом будущем, если не произойдет кардинальное изменение внешнеполитических подходов России к Центральной Азии и ее приоритетов на Евразийском континенте в целом. Безусловно, корректировка влияния России также исходит из общего признания особой роли Китая и его экономической и инвестиционной политики в регионе, а также присутствия других «игроков» в регионе, к которым следует отнести США, ЕС, Турцию, Иран, Пакистан. Но в целом, можно говорить о преобладающем влиянии России по вопросам военно-политического и гуманитарного сотрудничества, в то время как экономика и торговля эта сфера конкуренции других стран. Однако, здесь не следует исключать трансформации экономического влияния в политическое в будущем, в особенности когда мы говорим о КНР.

Как правило, любые важные процессы в Центральной Азии не обходятся без учета интересов России, даже если мы говорим о самостоятельной политике таких крупных государств как Казахстан и Узбекистан, не говоря уже Кыргызстане и Таджикистане, которые более зависимы от России в своих внешнеполитических решениях.

На мой взгляд политика России в Центральной Азии прежде всего направленна на предотвращение либо устранение любых угроз своим интересам, которые могут исходить как от «третьих сил», так и от самих государств, в случае изменения их внешнеполитической ориентации. В этой связи, Россия пристально отмечает любые изменения как во внутренней так и во внешней политике стран региона, с тем, чтобы в последующем исключить формирования угроз кратко и долгосрочного характера .

- Чем можно объяснить отсутствие поддержки официального Баку со стороны мусульманских стран Центральной Азии в 44-дневной войне, которую ведет Азербайджан?

- На мой взгляд это не совсем верная информация. На протяжении длительного времени, с самого начала конфликта в Нагорном-Карабахе страны Центральной Азии всегда выступали за восстановление территориальной целостности Азербайджана и выполнения всех резолюций СБ ООН по нагорно-карабахскому конфликту (822, 853, 874 и 884), принятые с 30 апреля по 12 ноября 1993 г.

В период второй карабахский войны все страны региона призвали к прекращению военных действий, выполнению всех резолюций и возвращению всех оккупированных территорий Азербайджану.

Другой вопрос, конечно, что страны региона не могли оказать аналогичную поддержку как это сделала Турция, поскольку многие из стран Центральной Азии имели и имеют вполне рабочие отношения с Республикой Арменией (РА). Нельзя сказать, что отношения с Республикой Арменией теплые либо имеют особый приоритет, но все же такие страны как Казахстан и Кыргызстан являются членами ОДКБ и Евразийского экономического сообщества, куда также входит РА. В этой связи, поддержка стран региона была более сдержанная, но все же все страны тюркского мира поддержали усилия Азербайджана в его освободительной войне, приведшей к окончанию оккупации.

- Ощущается ли влияние Ирана в мусульманских странах Центральной Азии?

- Влияние Ирана имеет историческое, культурное и религиозное измерение в странах Центральной Азии, которое навсегда останется частью историко-культурного развития и формирования народов региона. Тем не менее, в настоящее время влияние Ирана не соответствует тому потенциалу, который Иран мог бы иметь в Центральной Азии. Отчасти потому, что Центральная Азия не является приоритетным направлением внешней политики Ирана. Более того, в отличии от других стран, которые выработали свои подходы к региону в рамках инициатив С5 плюс 1 (США), Япония плюс ЦА, Ю.Корея плюс ЦА, ЕС, Индия и другие, Иран пока еще не имеет отдельной концепции развития отношений с регионом, что на мой взгляд является упущением, учитывая плана Ирана стать членом ШОС в будущем.

- Как может, на ваш взгляд, изменится политика Ирана в отношениях с Россией, на Южном Кавказе, с Азербайджаном и Арменией, и в Центральной Азии?

- На мой взгляд в настоящее время Иран будет активизировать политику на Южном Кавказе, понимая, что если он не будет предпринимать активных мер, то многие проекты в области транспорта, инфраструктуры, развития гидроэнергетики (совместные проекты с Азербайджаном) и торговли могут реализовывать без его участия, что постепенно приведет к снижению влияния Ирана в этом регионе и негативно скажется на экономическом развитии своих провинций, граничащих со странами Южного Кавказа.

Для Ирана, присутствие России на Южном Кавказе открывает определенные возможности, в частности, уравновешивая влияние Турции. При этом, дает Ирану шанс подключиться к процессам как в «треугольнике» Россия-Турция-Иран, так и в рамках шестисторонних форм сотрудничества с учетом стран Южного Кавказа.

Активизация сотрудничества на Южном Кавказе также повышает роль Ирана для Республики Армения, для которой Иран остается единственным стабильным направлением.

- Армяне разрушили наши мечети на оккупированных азербайджанских землях, держали там свиней, оскорбляли наши культовые сооружения. Но наш сосед Иран, исламская страна, в которой проживает более 35 миллионов азербайджанцев, закрывает на это глаза. В чем может быть причина отношения Ирана к Азербайджану? Что стоит за этими отношениями?

- Является безусловным, что преступления армян против религиозного, духовного, культурного и исторического наследия азербайджанского народа, и Ислама в целом заслуживают самого жесткого осуждения во всем мусульманском мире. Для любого мусульманина в мире подобный уровень армянского варварства против религии, является показателем низкой культуры армянского народа, ее низменной животной природы несовместимой с цивилизованными нормами, принятыми в человеческом обществе.

Тем не менее, на мой взгляд, трагедия азербайджанского народа в Карабахе и на оккупированных территориях, также весьма болезненно воспринималась не только в азербайджанской части общества Ирана, но и среди мусульман этой страны в целом. Однако, не всегда настроение населения совпадает с реальными целями и приоритетами политики той или иной страны и Иран не был исключением.

С одной стороны, Иран никогда не признавал земли «в» и «вокруг» Карабаха в качестве независимого образования и всегда настаивал на обоснованности резолюций Совета Безопасности ООН 1993 года, требующих вывода армянских войск с контролируемых Арменией территорий вокруг Нагорного Карабаха. С другой стороны, он сохранял вполне нормальные отношения с РА, развивая торгово-экономические и политические отношения с этой страной, понимания, что условиях постоянных санкций со стороны США, Иран должен реализовывать более прагматичную политику со своими соседями.

При этом не следует забывать, что на протяжении длительного времени в СМИ обсуждались перспективы использования территории Азербайджана в возможной военной операции против Ирана. Даже не смотря на официальные заверения Азербайджана, что на его территории не будет военных баз иностранных государств, всегда были «третьи силы», которые активно спекулировали на этом и формировали «образ угрозы» в лице Азербайджана для безопасности Ирана.
В этой связи, полагаю, что подход Ирана к Карабахскому конфликту и его отношение к Азербайджану в целом, следует рассматривать объективно, более комплексно и с учетом многих факторов.


Arvasiya.net
[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
"Российские миротворцы при определенных условиях всегда могут превратиться в базы вторжения"Директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий КУЛИК дал интервью Avrasiya.net

- Господин Кулик, когда-то мир ждал дня украинско-российской войны. Стороны готовились к войне. Что случилось, что успокоилось?

- Я не думаю, что во время апрельской эскалации на границе речь шла о подготовке именно к масштабной войне. Скорее это был любимый прием Путина – “поднять ставки” перед началом переговоров с новой администрацией в Белом Доме. России нужны были выгодные переговорные позиции.

Как только Вашингтон и Москва обсудили возможность личной встречи президентов, а Кремль увидел слабину американцев – тут же “дали заднюю” на границе.

США согласились не вводить санкции против “Северного потока-2” и дать русским возможность его достроить. Это важная геополитическая победа для Москвы. С нее можно выстраивать линию на “перезапуск отношений” между РФ и Западом.

С другой стороны, сама по себе угроза масштабного военного вторжения в Украину не снята с повестки дня. Если бы Путин реально готовился к такому варианту, то не проводил смотр войск на границе и не бравировал, а сразу напал. Россия имеет достаточно войск на границе, чтобы без “учений” и “обострений” атаковать.

Но в Москве знают, что любое вторжение будет встречено сопротивлением украинской армии. Мы способны нанести существенный урон РФ в живой силе и их инфраструктуре.

- Как бы вы объяснили уход России из этого вопроса, то есть уход от границы?

- Как я уже выше отметил, скорее всего речь шла о том, что Путина очередной раз задобрили уступками. Во-первых, именно в апреле окружение Байдена начало говорить, что не будет вводить новые санкции против газопровода “Северный поток-2”. Это совпало с прекращением эскалации на нашей границе.

Во-вторых, Европа (Германия и Франция) предложили РФ новую повесту “разрядки”. Она включает сдерживание Украины на пути в НАТО и ЕС, давление на Киев с целью заставить Украину выполнить политическую часть Минских соглашений, без реализации вопросов безопасности и контроля над границей.

В-третьих, Путин снова попал в фокус внимания мировых СМИ. Кремль не рефлексировал на действия США и ЕС, а навязывал Западу свою повестку, заставлял Вашингтон и Брюссель идти на уступки.

Путин этот раунд выиграл.

- Когда распался СССР, Украина оставила самое большое после России оружейное наследие. У Украины был ядерный арсенал. Украина и Казахстан отказались от атомных бомб, веря в ложные обещания безопасности со стороны США и России. Одно время ходили слухи, что Украина вернет свой ядерный арсенал. Хотелось бы узнать ваше отношение к этому.

- Это не простой вопрос. Скажу одно. Технологически Украина способна вернуть себе арсенал ядерных зарядов и создать ракетонисители, способные эти заряды донести до Москвы и Питера. У нас есть и кадры, и технологии, и люди, которые имеют на это политическую волю.

Однако, нынешнее руководство Украины является заложником политики предыдущих властей. Если Киев сегодня объявит о воссоздании ядерного арсенала и выйдет с имеющихся договоренностей о нераспространении ядерного оружия, мы превратимся, в глазах того же Запада, из жертвы российской агрессии в опасное непрогнозируемое государство «третьего мира» с ядерной дубинкой.

В таких условиях нам не то, чтобы помогать перестанут США и ЕС, а вместе с русскими организуют очередную «гуманитарную интервенцию», чтобы такую идею пресечь на корню.

Да, мне очень жаль, что Киев потерял ядерное оружие. Возможно, если оно было бы у нас, история развивалась совсем иначе. Но мы должны исходить из реального состоянии дел.

Мы можем в качестве оружия возмездия создать «малую ядерную бомбу», как сдерживающий фактор. Но получим столько рисков, что нынешнее политическое руководство Украины может с ними не справиться.

С другой стороны, правильней было бы сконцентрировать свой ОПК на создание ассиметричного ответа российской угрозе. В свое время Турция сделала ставку на боевые дроны, которые принесли победу Азербайджану в войне в Карабахе…

- Если Украина станет членом Евросоюза, как это может встретить Россия, могут ли появиться новые угрозы для Украины?

- К тому времени как Украина станет членом ЕС, скорее всего мы уже будем некоторое время в НАТО. Поэтому Россиия врядли сможет сильно нам угрожать.

Однако, Россия сделает все возможное, чтобы этот путь Украины в ЕС был максимально утруднен.

На этом пути нас ждут самые тяжелые испытания и риски: а) полномасштабного вооруженного вторжения; б) инспирация всевозможных “мятежей” и “попыток переворота”; в) оказание поддержки пророссийским партиям, выступающих за капитуляцию Украины; г) создание условия для внутриполитического и экономического хаоса в Украине (к сожалению украинцы в этом большие специалисты).

- Зелинский отметил, что судьба будущего Европы решается на нашей земле. Как вы думаете, что сулит европейско-российское противостояние в украинском вопросе?

- Да. Я в некотором роде разделяю мысль Зеленского. Будущее Европы решается в Украине. Речь идет о том, что это будущее ценностей, будущее идентичности, зависит от того, как будет вести себя европейская бюрократия, европейские институции. Насколько они будут иметь волю к сопротивлению российской агрессии или втихую капитулируют перед Путиным.

Мы же видим, как французские и немецкие экс-премьеры сразу после своей отставки оказываются в наблюдательных советах российских корпораций. А потом эксперты задаются вопросом, почему при этих чиновниках Франция, Германия или Австрия занимала откровенно пророссийскую позицию?

Мы видим, как европейские обыватели “подсаживаются” на российскую пропаганду и фейкньюс. Мы понимаем, что часть партий в европейских странах уже существуют на кровавые деньги Кремля, поэтому они оправдывают анексию Крыма или российскую оккупацию Донбасса.

В Украине решается будущее Европы. И это не метафора. В 2015-2017 гг я был советником главы Луганской обласной Военно-цивильной администрации в Северодонецке. И я прекрасно помню, что на “нулевом” посте на мосту в Станице Лаганской, кроме флага Украины, висит флаг ЕС. Наши ребята несут службу на переднем крае обороны Европы от российского фашизма.

- Европа намерена разделить и ослабить Россию. Даже вопрос о расширении санкций против России стоит на повестке дня. Сможет ли Запад достичь своей цели в таких делах?

- Я бы всячески приветствовал, если бы Европа хотела и могла разделить Россию. К сожалению, я не вижу готовности европейских лидеров принять в качестве сратегической цели – раздел Российской империи.

Росийская Федерация как государственное образование должна прекратить свое существование. Все угнетаемые Москвой народы должны получить государственную независимость. Однако, в ЕС об этом не хотят говорить. В Брюсселе боятся гуманитарных последствий, мигрантов и вызовов ядерного терроризма.

Поэтому европейцы сегодня хотят не разделить Россию, а замириться с ней, идя на уступки амбициям Кремля. Путин же воспринимает такие уступки не как “готовность к диалогу”, а как слабость. И он бьет.

Я очень надеюсь на то, что ЕС сохранит санкционный режим против путинской России хотя бы в нынешнем объеме. Слишком большой соблазн есть у Брюсселя пойти на перезагрузку отношений с Москвой, пожертвовав Украиной. Как только это произойдет, сама Европа долго не протянет.

- Что нужно сделать, чтобы положить конец гегемонии России в СНГ, какую политику проводить?

- Необходимо сделать из Путина сверхтоксичного персонажа, санкции против которого душили не только правящий класс в РФ, но и создавал невыносимую атмосферу в самой России для обычных людей.

Я понимаю, что Россия уже на пути к тоталитаризму. Там не возможен аналог украинского Майдана. В Москве возможен только дворцовый переворот или бунт. Вот, нужно помочь русским пойти таким путем.

Но главное, что следовало бы сделать, так это сформировать матрицу ограничений, санкций и оперативного раегирования на вызовы со стороны РФ на уровне США – ЕС и их союзников в мире. Эмбарго, изоляция, давление, сворачивание бизнеса, отказ в приобретении технологий, повышение ставок – вот инструменты антироссийской политики, которые сейчас в дефиците в Вашингтоне и Брюсселе.

Что же касается стран постсовесткого пространства – то нам нужно возобновить региональную интеграцию без России. Например, перезапустить ГУАМ. Эта инициатива сейчас могла бы иметь новое дыхание в тесной кооперации с Казахстаном.

- Господин Кулик, мир стал свидетелем агрессивной политики Кремля в Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии, Крыму, Донбассе, Карабахе. Но он молчал, почему?

- К сожалению история учит только одному – что она ничему не учит. Мир совершил ту же ошибку что и в 1938 году в Мюнхене, пойдя на умиротворение Гитлера, за счет территориальных уступок в Чехословакии. Через год случилась Вторая мировая война. С Россией то же самое.

В 1992-94 гг в Приднестровье и на Южном Кавказе (Абхазии и Южной Осетии) Запад не замечал имперских конвульсий Москвы. Все списывалось на этнонациональные конфликты, которые сопровождают расспад империй. Запад тогда был не в силах предложить Молдове или Грузии реальную помощь. В то время постсоветсткое пространство рассматривалось, как “временно распавшееся”, где порядок должны поддерживать сами русские.

В 2008 году, когда Россия вторглась в Грузию. Запад также попытался умиротворить Путина. Мы все помним г-на Саркози и его модерацию в российско-грузинском конфликте. Запад ограничился экономической помощью Тбилиси. А нужно было отвечать силой и натиском. Может тогда, получив по зубам, кремлевские карлики повели бы себя иначе, и не было бы 2014 года с вторжением в Крым и на Донбасс.

- Азербайджан одержал победу над Арменией, Карабах был освобожден. Но Россия снова переброшена туда под прикрытием миротворчества. Как вы думаете, что является главной целью? Для обеспечения безопасности или ...

- Главная цель Путина в Карабахе – это закрепить присутствие России в регине. Речь идет не только об Армении, которая в последне время приподносила Москве сплошные неприятные сюрпризы, но во всем регионе Южного Кавказа. Российские миротворцы при определенных условиях всегда могут превратиться в базы вторжения, как это было в Абхазии и Южной Осетии в 2008 году. Там российские “миротворцы” в одночасье стали военными базами РФ на де-факто оккупированных русскими территориях.

Для Азербайджана залог безопасности не в российских миротворцах, а в изначальной интернационализации конфликта. Российское военное присуствие частично уравновешено участием Турции в судьбе освобожденных территорий Карабаха. Баку може играть на противоречиях Анкары и Москвы и, таким образом, сдерживать путинские апетиты в регионе.

Нужно не спусать глаз и всячески пресекать расширение мандата миссии. Может со временем, Баку удасться от них избавиться.
[rating-type-2]
[rating-plus]
[/rating-plus]
[/rating-type-2] [rating-type-3]
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
[/rating-type-3] [rating-type-4]
{likes}
[rating-plus]+[/rating-plus] [rating-minus]-[/rating-minus]
{dislikes}
[/rating-type-4]
МАКСИМ ШЕВЧЕНКО: КОММЕНТАРИИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ КРАЙНЕ ОТВЕТСТВЕННЫМИRusiyalı politoloq və dövlət xadimi, Azərbaycanın dostu, haqqı nahaqqın ayağına verməyən ləyaqətli İnsanlardan biri Maksim ŞEVÇENKO “Mədəniyyət/Culture” jurnalına müsahibə verib. Söhbət əsnasında M.Şevçenko poeziya ilə yaxınlığından, nəzm əsərləri yazmaq qabiliyyətinin onun üçün dünyanı anlamaq vasitəsi olmasından danışıb. Azərbaycanla tanışlığının hələ uşaq vaxtdan başladığını, amma bu tanışlığın yalnız ayrı-ayrı fraqmental təəssüratlardan ibarət olduğunu, əsl, dolğun tanışlığın isə Cahid, Heydər və Orxan Camalın sayəsində baş verdiyini deyən müsahibimiz Azərbaycanı bir neçə mədəniyyəti özündə birləşdirən təkrarsız kainat adlandırır.

Vətən müharibəsində qazandığımız qələbədən muğayat olmağımızın, zəfərimizin qədrini maksimum bilməyimizin vacibliyini vurğulayan M.Şevçenko ən qısa zamanda işğaldan azad etdiyimiz əraziləri dirçəldib oralarda yeni tarix yazmağa başlamaq zərurətini bir an belə unutmamağa çağırır. Söhbət əsnasında ermənilərin bizim müxtəlif maddi və mənəvi dəyərlərimizi mənimsəmək kimi ziyanlı vərdişindən söz düşərkən həmsöhbətimiz ermənilər arasında da mütərəqqi düşüncəli, Azərbaycan xalqının soyqırımını pisləyən mədəniyyət xadimlərinin olduğunu deyərək, belə təxribatlara baş qoşmamağı doğru sayır; çünki zəngin tərəf heç vaxt nəyisə sübut etməyə girişməməlidir, Azərbaycan isə qalib və güclü tərəfdir və günlərin bir günü ermənilərin də ağlı başına gələcək. Dünya KİV-lərində Xankəndinin hələ də Stepanakert adlandırılması, məsələn, Euronews reportyorunun Dağlıq Qarabağın erməni əhalisi ilə söhbətləşdiyi halda həmin ərazinin azərbaycanlı əhalisi ilə danışmaması, onların taleyi haqqında tamaşaçıları məlumatlandırmaması kimi davranışları müharibə silahı adlandırır və qeyd edir ki, sadəcə bu silahın zərbəsindən yayınmaq və ya çalışmaq lazımdır ki, bu silahın zərbəsi daha az ağrılı olsun. Rusiya mədəniyyət xadimlərinin Dağlıq Qarabağ və ətraf rayonlarda hərbi əməliyyatlar başa çatandan sonra xristian mədəniyyəti abidələrinin qorunması xahişi ilə UNESCO-ya müraciətini M.Şevçenko əsl təxribat və Azərbaycana qarşı düşmənçilik aksiyası adlandırır və hesab edir ki, xristian abidələrinin qorunması xahişilə rus və ya gürcü pravoslav kilsəsinə müraciət etmək daha doğru olardı. Azərbaycan mətbəxinə, mədəniyyət təzahürlərinə aid hansısa rəğbətinin artıq müəyyənləşməsinə aid suala M.Şevçenko cavab verir ki, Azərbaycan mətbəxi hər hansı şərhdən yüksəkdə dayanan bir həzz dünyasıdır. Müəlliflərə gəldikdə isə ən sevimli müəllifinin Heydər Camal olduğunu vurğulayır.

Muğamı çox bəyəndiyini söyləyən M.Şevçenko maşınla yol gedərkən saatlarla Azərbaycan muğamı dinlədiyini etiraf edir. Yanvarın 11-də Rusiya Prezidenti V.V.Putinin dəvəti, Azərbaycan Prezidenti İlham Əliyev və Ermənistan Baş naziri Nikol Paşinyanın iştirakı ilə Moskvada baş tutan üçtərəfli görüşün şərhində dövlətimizin başçısı ilə tamamilə razılaşdığını, başqa sözlə, əsas məsələnin Ermənistanla Azərbaycan arasında ticarət və mədəni əlaqələrin bərpası və Azərbaycanın ərazi bütövlüyünün Ermənistan tərəfindən tanınması olduğunu deyir. Və bir də erməni əhalisinin psixoterapiyası ilə məşğul olmağın vacibliyini, Azərbaycanı, Türkiyəni özlərinə düşmən saymalarının əsassızlığını və bu düşmənçiliyin ermənilərin tənəzzülünə şərait yaratdığını onlara anlatmaq lazım gəldiyini bildirir. Ədəbiyyat və incəsənətin təcavüz, şovinizm kimi sosial “xəstəliklər”ə “dərman” missiyasının olmadığını, lakin lazım gələrsə, belə bir vəzifənin öhdəsindən gəlmək təpərinə də malikliyini deyən həmsöhbətim indiki halda şərhlərin əsas mətndən daha önəmli rol oynadığını diqqətə çatdırır və buna etinasız yanaşmamağı tövsiyə buyurur.

- С Вашего разрешения хочу начать нашу беседу с немного необычного ракурса. В первой половине 90-х годов Вы руководили отделом поэзии журнала “Твёрдый знак”. Согласитесь, что в биографии политолога и государственного деятеля этот факт вызывает исключительный интерес. Какую роль играет гуманитарная база в анализе и в объективной характеристике политических событий и ситуаций?

- Поэзия есть высшая форма гармонии, выраженная в языке. Поэзия связывает не просто гармоническое звучание со словами. Настоящая поэзия связывает гармонию языка со смыслом и содержанием. И учит достаточно внятно, и чётко и компактно излагать свои мысли. Поэтому это великолепная школа языка, великолепная школа мышления. И великолепный инструмент описания и постижения мира. С помощью метафоры можно описать, для себя, по крайней мере, любое событие так, что ты будешь его понимать, даже зашифровать это понимание так, чтобы другим было не так ясно, не так понятно, но ты всё понимал. Поэтому поэзия прекрасный способ, интуитивного, я уже так формулирую, обобщаю, познания многих явлений и постижения их, в том числе и политики.

- Вы сами пишете стихи?

- Конечно... Поэзия для меня способ постижения мира. Мой дар писать стихи это мой инструмент познания мира. Я никогда не рвался к поэтическому признанию. Просто для меня говорить на языке поэзии проще, чем с помощью банальной речи.

- А кто ваш любимый поэт?

- У меня много любимых поэтов. Маяковский, Блок, Мандельштам, Цветаева, Гумилёв, безусловно, Ахматова...

- Когда Вы открыли для себя Азербайджан?

- Слово “Азербайджан” я знал с детства, благодаря Муслиму Магомаеву, его прекрасной песне “Мой Азербайджан”. Благодаря Поладу Бюльбюльоглу, тоже его чудесным песням. Но я никогда не был в Азербайджане. Хотя мой дедушка бывал в Азербайджане. Он был профессором, доктором. У него были аспиранты здесь. У меня брат военный, на девять лет старше меня, он ездил за новобранцами в Азербайджан, солдат набирал из Азербайджана. В Агдаме была военная база в советское время, он много ездил и по возвращению много рассказывал про Азербайджан. Но так, как я сам никогда не был в Азербайджане мои впечатления были абстрактными и состояли только из того, что Азербайджан эта такая прекрасная республика, в которой есть нефть, гранаты, очень сладкий портвейн “Агдам”, который мы студентами пили...
Но культуру Азербайджана, душу Азербайджана мне раскрыл Гейдар Джемаль, когда я ним познакомился, подружился в 94, 95-ых годах. И Гейдар Джахидович, который был азербайджанцем до мозга костей, но при этом москвич, родившиеся в Москве, выросший в Москве, сын народного художника Азербайджана Джахида Джемаля, между прочим, очень близкого друга Тахира Салахова. Сам шушинец, карабахцы они, скажем мягче. Гейдар был абсолютный москвич. А его отец Джахид выражал собой такой образ бакинского денди, горожанина, изящнейший человек с тростью, всегда в лакированных ботинках, всегда подтянутый, несмотря на возраст, в отглаженных, с иголочки брюках, в белом пиджаке с шёлковым шарфом на шее, в шляпе, такой настоящий денди. Гейдар очень много рассказывал про Азербайджан, потом мы подружились с его сыном Орханом, он вырос в Нардаране, очень много рассказывал про Нардаран, про голубей Нардарана, про то, как они с товарищами лежали на крышах нардаранских домов, курили и смотрели как кувыркаются голуби... От знакомства с этой семьёй я понял, что Азербайджан это целая вселенная, с тонкой, очень древней культурой, религиозной, мистической, с современной поэзией, современной литературой, культурой, одним словом, абсолютно самобытная страна. И с тех пор я начал изучать Азербайджан, конечно, я не азербайджановед, но я с любовью и интересом смотрел на Азербайджан и Азербайджан мне в ответ открывался - его культура, его интеллигенция. Мне довелось, потом познакомиться с представителями азербайджанской интеллигенции, которые говорят по-русски лучше, чем сами русские, начиная с Президента Азербайджана Ильхама Алиева - я не знаком с ним лично, но слушая речи по телевидению Ильхама Гейдаровича невозможно не заметить какая эта грамотная, чистая, абсолютно московская речь, московское произношение. Тоже самое можно сказать и о Мехрибан ханум. Или Рустам Ибрагимбеков - его речь как эталон, его речь можно использовать как учебное пособие, чтобы учащиеся поняли как надо говорить правильным литературным русским языком. Это удивительный талант вашего народа, вы открыты к языкам, к культурам, вы впитываете всё это в себя, ретранслируете, осваиваете, культурно перерабатываете. Очевидно это свойство тюрко-кавказского менталитета. Потому что в Дагестане тоже есть такой феномен. У них такой правильный русский язык, причём это могут быть и лезгины, и аварцы и так далее. То есть, такой вот феномен. Я каждый раз, посещая Азербайджан открываю для себя что-то новое. И есть простые, сельские азербайджанцы. Которые плохо говорят по русски. Но у них есть своё отношение к религии, к земле, они по-своему патриоты своей земли. Они мне рассказывают про Гянджу, про Шемаху, про Губу, про Ленькорань. И у каждого своё видение своей земли. Подчёркивая это, открывая разнообразие Азербайджана, они мне говорят: “Ты не представляешь, насколько отличается Губа от Шемахи, это вообще разные миры”. Я говорю, что нуу... не может быть, чтоб они так сильно отличались, они же недалеко друг от друга расположены. А они отвечают, что эх, Максим, ты ничего не знаешь. Я понимаю, что я ничего не знаю. Я начинаю узнавать и это безумно интересно, это как погружение в феномен “Тысяча и одной ночи” - как истории Шахерезады, одна история перерастает в другую. И так Азербайджан; он является закрытым для злого взгляда, но невероятно богатый и открывающийся взгляду доброму, дружескому, цивилизованному пространству. Азербайджан это не Персия, Азербайджан это не Турция, Азербайджан это не Дагестан, Азербайджан это не Кавказ, Азербайджан - это Азербайджан, который всё вместе объединяет в себе - и Персию, и Турцию, и Дагестан, и Кавказ и весь тюркско-огузский мир. Совершенно уникальное и неповторимое цивилизационное пространство, которое я искренне полюбил.

- И Азербайджан полюбил Вас... Максим Леонардович, Вы и до начала боевых действий побывали в Азербайджане, и после них. Какие у Вас впечатления? Какую разницу увидели?


- Я был в Гянджe, в Шемаха, в Исмаилли, в Шеки, в Баку... Я увидел патриотический подъём, единение народа, абсолютное счастье, что несправедливость, которое ощущалось, как чудовищная, необъяснимая несправедливость, она вдруг разрешилась, и притом благодаря не каким-то высшим силам, а благодаря мужеству самого азербайджанского народа. Победа в войне - это очень важный момент в истории каждого народа. И для Азербайджана победа в Отечественной войне, в Карабахской войне это конечно, невероятное событие. Это настоящее рождение нации и вы должны очень бережно, тщательно этот момент использовать, не прозевать его, не прогулять за пирами и за торжествами. Надо как можно быстрее освоить всю эту территорию и как можно точнее, яснее начать устанавливать и осваивать именно весь ареал азербайджанской земли.

- Небезызвестно, что до победы Азербайджана на поле боя и возвращения исторических территорий мы доказали и продолжаем доказывать свои права на ряд образцов культурного наследия нашего народа. Как бы Вы прокомментировали попытки присвоения образцов культурного наследия одного народа со стороны другого?

- Поверьте среди армян есть люди искусства, культуры, которые никогда не поддерживают, между прочим, геноцид азербайджанского народа, который проводился.
Мне самому очень смешно, когда армяне говорят, что это блюдо армянское, то музыкальное произведение армянское, этот поэт или его персонаж армянин и так далее. Эта конкуренция не имеет смысла. Во-первых, разные языки - армянский язык и азербайджанский язык. Армянский язык, он очень локален, он собственно понимаем только армянами, он не является интернациональным языком, он не принадлежит к группе интернациональных языков. Он, собственно говоря, нуждается в переводе на другой язык. Азербайджанский язык совсем другое дело. Вы принадлежите к группе тюркских языков. Чуть-чуть поднапрягщись можете понять турецкий, казахский, татарский и т. д., а также турки, казахи, татары и другие тюркоязычные народы - хорошо понимают азербайджанский язык. Ваш язык, ваша культура гораздо более интернациональна. Вы находитесь в огромной семье народов от уйгуров в Китае до Стамбула, до границ Греции, до Болгарии. Поэтому я думаю, что здесь не надо совершенно конкурировать. Эта тема им только выгодна. Вам не надо вообще обращать на это внимание. Творите сами. Снимает Ибрагимбеков фильм. Мне какая разница, что он азербайджанец. Он снял великий фильм “Урга - территория любви” вместе с Михалковым. И этот шедевр киноискусства завоевал мировой экран. Или Гейдар Джемаль - кто-то может утверждать, что он азербайджанец, а кто-то, что он русский. Какая разница? Сами за себя всё будет говорить. Культура, она доступна всем народам. Не забывайте свои корни. Исламский мир невероятно интернационален. Когда я бываю в турецком городе Конья, это один из моих любимых городов и захожу в мазар Джалаледдина Руми, таджика, который похоронен в Конье, я понимаю, какой огромен и открыт этот мир. Какая разница кто турок, кто таджик? Не наше это. Пусть это они чего-то доказывают. Мы должны идти более широким путём. Мы придумали, мы написали, пожалуйста, ради Бога берите, все народы, берите наше, но никакого ноу-хау быть не может на артефакты культуры. Сильный не завидует и не оспаривает. Сильный точно знает, то, что он делает имеет значение. Это только слабый может говорить, что это моё, то моё...

- Мы очень долгое время вели себя именно так и случилось то, что случилось: аппетит наших соседей возрос до оккупации наших земель…

- Когда-нибудь и у них восторжествует та часть армянского народа, которая хранит в себе здравый смысл. И поймут, что только в диалоге с азербайджанской, с турецкой культурой они становятся сильнее. Тот же самый Ашуг Гариб. Во что они превратили себя сейчас своим национализмом? В замкнутую, сектантскую группировку, которая устраивает провокации из-за денег по сути дела, манипулируя высокими ценностями. Поэтому Азербайджан нация победителей, носителей древней и достаточно могучей культуры персо-турко-ирано-русско-еврейско-кавказской. Я бы так определил. Потому что вы впитали в себя культуру всех этих народов и вполне творчески переработали. Вот и всё. Вы сильные! Так и будьте сильными. Создавайте, творите, пусть другие народы пользуются тем, что вы творите. Культура - она для всех, для всего мира. Иначе она не культура.

- Мы в недоумении от того, что например, СМИ большинства стран всё ещё называют Ханкенди Степанакертом, или репортёр Евроньюса разговаривая с армянскими жителями Нагорного Карабаха, не интересуется о судьбе их азербайджанских соседей. В конце концов, это противоречит журналисткой этике. Интересно было бы узнать Ваше мнение по этому поводу.

- Это пропаганда. Пропаганда это оружие войны. И задача здесь в том, чтобы выстрел этого оружия был, как можно более безболезненным. Просто, надо работать дискурсом. Например, я так говорю: “Ханкенди, который армяне называют Степанакертом”. Мне кажется это вполне корректная форма. Но это Ханкенди и на всех картах так указано. Просто, повторяю, надо создавать свой дискурс, распространять его на разных языках, расширять пространство влияния дискурсиомого.

- Как Вы расцениваете обращение российских, когда-то нами любимых деятелей культуры к UNESCO, с просьбой защитить культурное наследие христианского мира после завершения боевых действий в Нагорном Карабахе и в близлежащих районах?

- Мне Спиваков как музыкант никогда не нравился. Он превратил высокое искусство, академическую музыку в некую камерную попсу. По поводу этого обращения его можно понять - у него жена армянка. Понять Гребеншикова гораздо труднее. В юности я был его большим поклонником. Но последние двадцать лет не слушаю его. Что касается его подписи в этом обращении, тема этого обращения давно уже не про него - он давно дистанцировался от христианской культуры, стал буддистом, пропагандирует непальский буддизм. Почему он подписал это обращение - непонятно. Что касается Светланы Немоляевой, тут наверно дело в том, что она очень любила и очень дружила с Арменом Джигарханьяном. А он, как раз, в дни войны скончался. Джигарханьян был гениальным актёром и никогда не высказывался по поводу Карабаха, был очень аккуратным человеком и всегда подчёркивал, что всеми своими достижениями обязан Советскому Союзу. Я хорошо помню их спектакль с Джигарханьяном в театре имени Маяковского по пьесе Тенесси Уильямса “Трамвай “Желание”, на меня игра этих двух актёров, Джигарханьян в роли Стенли и Немоляева в роли Бланш, произвело фундаментальное впечатление, это было что-то фантастическое. Не исключено, что когда умер Армен Джигарханьян Светлана Немоляева испытала огромное горе и мошенники воспользовались её эмоционально подавленным состоянием, подошли к ней и сказали: “Вот, подпишите, пожалуйста, в память об Армене”. Она взяла и подписала. Потом комментируя свою подпись, выступила, дала интервью и подчеркнула, что ничего не имеет против азербайджанского народа, потому что она умный и глубокий человек. И поверьте, я думаю, что большинство, подписавших это обращение, были либо обмануты, либо сочувствующими армянской стороне. Поскольку не упомянуть осквернение древних памятников, кладбищ азербайджанского народа памятников культуры, это просто чудовищно. Армяне оставили после себя разорённую, оккупированную территорию, оккупанты вели себя просто чудовищно. Это настоящий культурный геноцид. Я сразу же сказал, что Азербайджан должен составить белую книгу преступлений на оккупированной территории и передать список в UNESCO, в частности, поимённо упомянув все разрушенные памятники культуры азербайджанского народа. Что касается христианских памятников, то есть армянских, будем откровенны, я думаю, что надо их передать под защиту православной церкви, которая находится на территории Азербайджана, а это либо русская православная церковь, либо грузинская. Обращение в UNESCO это настоящая провокация, враждебная акция против Азербайджана, за исключением таких имён как Светлана Немоляева, которые были введены в заблуждение циничными проходимцами.

- У Вас наверное уже утвердились кое-какие предпочтения относительно азербайджанской кухни, литературы и искусства?

- Я не дерзну высказывать свои предпочтения насчёт азербайджанской кухни, поскольку ваша кухня настолько вкусна, настолько изысканна, настолько разнообразна, в зависимости от региона. Поэтому я скажу только одно относительно азербайджанского стола: я очень люблю гранат, спелый, сладкий гранат. А так, по всему остальному азербайджанская кухня находиться вне комментарии, вне критики, конкуренции по разнообразию блюд, по вкусовым качествам.
Что касается, например, живописи, я вижу, что азербайджанская художественная школа декоративное искусство очень высокого уровня. Произведения декоративного искусства очень изысканна. По сути всё современное искусство оно декоративно, по любому. И азербайджанское декоративное искусство великолепна. Ваша орнаменталистика очень изысканна.
Говоря об авторах, мой любимый азербайджанский автор Гейдар Джемаль, ничего не могу с собой поделать. Знаком с творчеством Чингиза Гусейнова, очень интересный автор. Россиянки очень любят Эльчина Сафарли. Я понимаю, что эта очень изысканная проза, но не по моему вкусу...
Мугамы очень люблю. Вообще традиционную музыку. В машине могу часами слушать азербайджанский мугам.

- Как Вы прокомментируете встречу в Москве по приглашению Владимира Владимировича Путина Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева и премьер-министра Армянской Республики?

- Необходимо добиться договора о мире, сотрудничестве между Азербайджаном и Арменией и признания территориальной целостности Азербайджана со стороны Армении. Будет такой договор, будет и мир и торговый и культурный обмен между Азербайджаном и Арменией. Радикалы обеих государств станут менее заметными... Мне кажется, необходимо провести психотерапию с людьми, живущими на территории Армении, ребята, хватит считать врагами Турцию, Азербайджан. В конце концов, у этой войны есть конкретные виновники, имена которых Президент Азербайджана Ильхам Алиев ясно назвал: это карабахская банда, Саркисян, Кочарян и т.д. Люди, которые десятилетиями задерживали мирный процесс, когда-как это могло случиться ещё при Гейдаре Алиеве и Левоне Тер-Петросяне. Кто-то очень много денег заработал на трагедии азербайджанского народа и манипулируя армянским народом. эти преступники должны быть наказаны. Я думаю между азербайджанским и армянским народом лежат тысячелетия в прошлом, и надеюсь в будущем. Надо развивать всесторонние отношения, о чём, собственно, в Москве ясно сказал Ильхам Алиев. Я полностью солидарен с его позицией...

- В какой-то мере возвращаясь к первому вопросу: при максимальной сплочённости и целеустремлённости искусство и литература способны «вылечить» такие социальные болезни, как агрессия, шовинизм и тому подобное?

- Я не считаю, что задача искусства быть лекарством. Но при этом искусство может быть лекарством. Задача искусства в другом: искусство может выражать боль, горечь, трагедию... Мы знаем много примеров в поэзии, выражающих крик боли народа. Эти же стихи не являются “лекарствами”. Но вместе с тем искусство может решить эту задачу. Это зависит уже от культуры, от интерпретации искусства. Культура эта форма интерпретации. Поэтому над этим надо работать. Я думаю, что в данном случае комментарии важнее текста. Комментарии должны быть крайне ответственными…

- Спасибо, Максим Леонардович, за Вашу объективную позицию и за интересную беседу.

Самира БЕХБУДГЫЗЫ
medeniyyet.info