Агония политического неудачника

Агония политического неудачникаДорога в большую политику проходит через долину смертельных рисков, и знают об этом не понаслышке те, кто покорил высоты самой трудной и неблагодарной профессии. Но иной раз на уровне высоких пиков оказываются случайные люди, не имеющие понятия о науке и знаниях.

Знакомство с мировой историей, этапами развития дипломатии, философией и другими дисциплинами пополняет интеллектуальный багаж политиков. А интеллект есть боевое оружие политика, его универсальное оружие в решении сложных дилемм.

Те, кто не блещет знаниями и является креатурой закулисных сил, никогда не торопятся выйти за пределы чужой тени. Боясь провалиться, при первом же повороте пасуют, полагаясь на других.

Экс-президент Армении Серж Саргсян, хоть и располагает неплохим послужным, похвастаться впечатляющим карьерным багажом не может. Причина не столько в том, что он был изгнан из политики за алчность и бездарность, сколько в том, что не обладал лидерскими качествами. Высокие посты получал за исполнение заплечных дел и искусное двурушничество.

В большую политику он пришел с мутным багажом и ушел бесславно, но с награбленным состоянием. Но даже не это есть главная беда провалившегося лидера.

После бесславно завершившейся карьеры ему бы уйти в кусты и молчать, впрочем, как он и делал большей частью, находясь на государственных постах, ведь оратором не состоялся. Зато ныне выпирает со странными заявлениями, пытаясь реабилитироваться.

Будучи косноязычным и замкнутым, рвется в вербальный бой, доказывая свою прыть и невиновность. Ему же еще и хватает смелости пререкаться с азербайджанским президентом Ильхамом Алиевым, который дал законченную характеристику этому выразителю идеологии серости и бездарности.

Озвученные азербайджанским лидером оценки деятельности Сержа Саргсяна, видите ли, вызвали возмущение анти-героя нашего времени. Вот и решил поупражняться в искусстве дискуссии. Видать, ему не дают покоя лавры Никола Воваевича, который имел неосторожность вступать в полемику с Ильхамом Алиевым. Кому что досталось, общеизвестно.

Но как верно замечено, только глупец идет смело на повторение ошибок, полагаясь на авось.

Ильхам Алиев из азербайджанского Суговушана озвучил то, что отображает безликий образ Сержа Азатовича. И не понятно почему армянский экс-президент нудит.

Серж Азатович по своей натуре форменный трус и интриган, и никогда не отличался неординарностью гражданских позициях, на государственных постах. Потому ничто не дает ему права выступать в адрес Ильхама Алиева в обвинительном тоне.

Мало того что экс-президент вводит в обращение несуществующую ономастику, называя Суговушан «матагисом», он же еще и хорохорится своими мыльными подвигами, от которых и следа не осталось.

Предлагал же ему азербайджанский руководитель мирное решение проблемы. Но он вел себя непреклонным победителем, полагаясь на силу и мощь дутой армии.

Вогнав немереные деньги в подземелье, наивно полагал, что бункеры и блокпосты помогут окончательно отбить Карабах от его подлинного хозяина.

Словно душевно больной бредит тем, чего не было и не могло быть. Иначе как понять его дешевый пассаж о том, будто Ильхам Алиев «жаловался, что за закрытыми дверями, ибо его вынуждали признать независимость Карабаха». Положим, что такое было, и что? Чем все обернулось-то? Не торжеством ли концепции Ильхама Алиева, который переиграл вчистую брашку сепаратистов со всеми гукасянами, кочарянами, саакянами и иже с ними?!

История конфликта и ее конец продемонстрировали зрелость и хватку азербайджанского лидера. Он оказался выше не только оппонентов, но и невыгодных обстоятельств.

Волевые и бесстрашные люди никогда не храбрятся и не хвастаются, они делают дело, и этим наказывают самоуверенных визави. Разве не Серж Азатович, обращаясь к курсантам-выпускникам военного училища, плел басни, дескать, «я освободил Карабаха, и посему передаю эстафету молодому поколению ради продолжения священной миссии?!»

Это был он, и под священной миссией подразумевал оккупацию Нахчывана и других азербайджанских земель. Все это не только не забылось, но и аукнулось незадачливому армянскому лидеру.

Сильные духом, уважающие себя люди, что во власти, что вне нее, неизменно следуют кодексу чести, достойно переносят тяготы службы, не боятся признаваться в ошибках и провалах. За Сержем Саргсяном длинный шлейф грехов и преступлений, совершенных по отношению к двум народам.

Он обобрал сограждан до нитки, вывез нечестно нажитое из страны, за что люто ненавидит Никола Пашиняна, который преследует семейство Саргсяна за казнокрадство. Потому намеренно пускает всех собак на него, именуя премьера капитулянтом.

Пашиняну досталась тяжелая ноша в виде обескровленной страны, которую Саргсян вместе с родней растаскал по сторонам, как это делают шакалы с обреченной жертвой. Новой власти досталась мертвая Армения, с которой ничего пока сделать невозможно.

Есть логика в том, что Ильхам Алиев называет Саргсяна дезертиром. Он и впрямь струсил в первые же дни 44-дневной кампании, когда поехал в Карабах руководить обороной сепаратистского гнезда. Как только развернулся мощный спурт азербайджанской армии, не выдержал и унес ноги.

Территории, который Саргсян вместе с бандитско-террористическим отребьем оккупировал за четыре года, Ильхам Алиев отбил за полтора месяца, и это тот случай, когда перед победителем нужно снимать шляпу. Результат говорит сам за себя, и нечего затевать кулачную демонстрацию после боя, который все расставил по местам. Провалившаяся армия Сержа Саргсяна достойна образа своего создателя.

Единственное, что заслужил Серж Саргсян, так это общественного порицания и уголовного наказания за совершенные преступления, подрыв стабильности в регионе и ограбление века, которое пришлось на долю многострадального народа.

Но Серж Саргсян все время увиливает, старается встряхнуть с себя позор громкого поражения. Он несмываем, к тому же очень гармонично дополняет образ человека неудачника с большой буквы.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az