МАКСИМ ШЕВЧЕНКО: КОММЕНТАРИИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ КРАЙНЕ ОТВЕТСТВЕННЫМИ

МАКСИМ ШЕВЧЕНКО: КОММЕНТАРИИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ КРАЙНЕ ОТВЕТСТВЕННЫМИRusiyalı politoloq və dövlət xadimi, Azərbaycanın dostu, haqqı nahaqqın ayağına verməyən ləyaqətli İnsanlardan biri Maksim ŞEVÇENKO “Mədəniyyət/Culture” jurnalına müsahibə verib. Söhbət əsnasında M.Şevçenko poeziya ilə yaxınlığından, nəzm əsərləri yazmaq qabiliyyətinin onun üçün dünyanı anlamaq vasitəsi olmasından danışıb. Azərbaycanla tanışlığının hələ uşaq vaxtdan başladığını, amma bu tanışlığın yalnız ayrı-ayrı fraqmental təəssüratlardan ibarət olduğunu, əsl, dolğun tanışlığın isə Cahid, Heydər və Orxan Camalın sayəsində baş verdiyini deyən müsahibimiz Azərbaycanı bir neçə mədəniyyəti özündə birləşdirən təkrarsız kainat adlandırır.

Vətən müharibəsində qazandığımız qələbədən muğayat olmağımızın, zəfərimizin qədrini maksimum bilməyimizin vacibliyini vurğulayan M.Şevçenko ən qısa zamanda işğaldan azad etdiyimiz əraziləri dirçəldib oralarda yeni tarix yazmağa başlamaq zərurətini bir an belə unutmamağa çağırır. Söhbət əsnasında ermənilərin bizim müxtəlif maddi və mənəvi dəyərlərimizi mənimsəmək kimi ziyanlı vərdişindən söz düşərkən həmsöhbətimiz ermənilər arasında da mütərəqqi düşüncəli, Azərbaycan xalqının soyqırımını pisləyən mədəniyyət xadimlərinin olduğunu deyərək, belə təxribatlara baş qoşmamağı doğru sayır; çünki zəngin tərəf heç vaxt nəyisə sübut etməyə girişməməlidir, Azərbaycan isə qalib və güclü tərəfdir və günlərin bir günü ermənilərin də ağlı başına gələcək. Dünya KİV-lərində Xankəndinin hələ də Stepanakert adlandırılması, məsələn, Euronews reportyorunun Dağlıq Qarabağın erməni əhalisi ilə söhbətləşdiyi halda həmin ərazinin azərbaycanlı əhalisi ilə danışmaması, onların taleyi haqqında tamaşaçıları məlumatlandırmaması kimi davranışları müharibə silahı adlandırır və qeyd edir ki, sadəcə bu silahın zərbəsindən yayınmaq və ya çalışmaq lazımdır ki, bu silahın zərbəsi daha az ağrılı olsun. Rusiya mədəniyyət xadimlərinin Dağlıq Qarabağ və ətraf rayonlarda hərbi əməliyyatlar başa çatandan sonra xristian mədəniyyəti abidələrinin qorunması xahişi ilə UNESCO-ya müraciətini M.Şevçenko əsl təxribat və Azərbaycana qarşı düşmənçilik aksiyası adlandırır və hesab edir ki, xristian abidələrinin qorunması xahişilə rus və ya gürcü pravoslav kilsəsinə müraciət etmək daha doğru olardı. Azərbaycan mətbəxinə, mədəniyyət təzahürlərinə aid hansısa rəğbətinin artıq müəyyənləşməsinə aid suala M.Şevçenko cavab verir ki, Azərbaycan mətbəxi hər hansı şərhdən yüksəkdə dayanan bir həzz dünyasıdır. Müəlliflərə gəldikdə isə ən sevimli müəllifinin Heydər Camal olduğunu vurğulayır.

Muğamı çox bəyəndiyini söyləyən M.Şevçenko maşınla yol gedərkən saatlarla Azərbaycan muğamı dinlədiyini etiraf edir. Yanvarın 11-də Rusiya Prezidenti V.V.Putinin dəvəti, Azərbaycan Prezidenti İlham Əliyev və Ermənistan Baş naziri Nikol Paşinyanın iştirakı ilə Moskvada baş tutan üçtərəfli görüşün şərhində dövlətimizin başçısı ilə tamamilə razılaşdığını, başqa sözlə, əsas məsələnin Ermənistanla Azərbaycan arasında ticarət və mədəni əlaqələrin bərpası və Azərbaycanın ərazi bütövlüyünün Ermənistan tərəfindən tanınması olduğunu deyir. Və bir də erməni əhalisinin psixoterapiyası ilə məşğul olmağın vacibliyini, Azərbaycanı, Türkiyəni özlərinə düşmən saymalarının əsassızlığını və bu düşmənçiliyin ermənilərin tənəzzülünə şərait yaratdığını onlara anlatmaq lazım gəldiyini bildirir. Ədəbiyyat və incəsənətin təcavüz, şovinizm kimi sosial “xəstəliklər”ə “dərman” missiyasının olmadığını, lakin lazım gələrsə, belə bir vəzifənin öhdəsindən gəlmək təpərinə də malikliyini deyən həmsöhbətim indiki halda şərhlərin əsas mətndən daha önəmli rol oynadığını diqqətə çatdırır və buna etinasız yanaşmamağı tövsiyə buyurur.

- С Вашего разрешения хочу начать нашу беседу с немного необычного ракурса. В первой половине 90-х годов Вы руководили отделом поэзии журнала “Твёрдый знак”. Согласитесь, что в биографии политолога и государственного деятеля этот факт вызывает исключительный интерес. Какую роль играет гуманитарная база в анализе и в объективной характеристике политических событий и ситуаций?

- Поэзия есть высшая форма гармонии, выраженная в языке. Поэзия связывает не просто гармоническое звучание со словами. Настоящая поэзия связывает гармонию языка со смыслом и содержанием. И учит достаточно внятно, и чётко и компактно излагать свои мысли. Поэтому это великолепная школа языка, великолепная школа мышления. И великолепный инструмент описания и постижения мира. С помощью метафоры можно описать, для себя, по крайней мере, любое событие так, что ты будешь его понимать, даже зашифровать это понимание так, чтобы другим было не так ясно, не так понятно, но ты всё понимал. Поэтому поэзия прекрасный способ, интуитивного, я уже так формулирую, обобщаю, познания многих явлений и постижения их, в том числе и политики.

- Вы сами пишете стихи?

- Конечно... Поэзия для меня способ постижения мира. Мой дар писать стихи это мой инструмент познания мира. Я никогда не рвался к поэтическому признанию. Просто для меня говорить на языке поэзии проще, чем с помощью банальной речи.

- А кто ваш любимый поэт?

- У меня много любимых поэтов. Маяковский, Блок, Мандельштам, Цветаева, Гумилёв, безусловно, Ахматова...

- Когда Вы открыли для себя Азербайджан?

- Слово “Азербайджан” я знал с детства, благодаря Муслиму Магомаеву, его прекрасной песне “Мой Азербайджан”. Благодаря Поладу Бюльбюльоглу, тоже его чудесным песням. Но я никогда не был в Азербайджане. Хотя мой дедушка бывал в Азербайджане. Он был профессором, доктором. У него были аспиранты здесь. У меня брат военный, на девять лет старше меня, он ездил за новобранцами в Азербайджан, солдат набирал из Азербайджана. В Агдаме была военная база в советское время, он много ездил и по возвращению много рассказывал про Азербайджан. Но так, как я сам никогда не был в Азербайджане мои впечатления были абстрактными и состояли только из того, что Азербайджан эта такая прекрасная республика, в которой есть нефть, гранаты, очень сладкий портвейн “Агдам”, который мы студентами пили...
Но культуру Азербайджана, душу Азербайджана мне раскрыл Гейдар Джемаль, когда я ним познакомился, подружился в 94, 95-ых годах. И Гейдар Джахидович, который был азербайджанцем до мозга костей, но при этом москвич, родившиеся в Москве, выросший в Москве, сын народного художника Азербайджана Джахида Джемаля, между прочим, очень близкого друга Тахира Салахова. Сам шушинец, карабахцы они, скажем мягче. Гейдар был абсолютный москвич. А его отец Джахид выражал собой такой образ бакинского денди, горожанина, изящнейший человек с тростью, всегда в лакированных ботинках, всегда подтянутый, несмотря на возраст, в отглаженных, с иголочки брюках, в белом пиджаке с шёлковым шарфом на шее, в шляпе, такой настоящий денди. Гейдар очень много рассказывал про Азербайджан, потом мы подружились с его сыном Орханом, он вырос в Нардаране, очень много рассказывал про Нардаран, про голубей Нардарана, про то, как они с товарищами лежали на крышах нардаранских домов, курили и смотрели как кувыркаются голуби... От знакомства с этой семьёй я понял, что Азербайджан это целая вселенная, с тонкой, очень древней культурой, религиозной, мистической, с современной поэзией, современной литературой, культурой, одним словом, абсолютно самобытная страна. И с тех пор я начал изучать Азербайджан, конечно, я не азербайджановед, но я с любовью и интересом смотрел на Азербайджан и Азербайджан мне в ответ открывался - его культура, его интеллигенция. Мне довелось, потом познакомиться с представителями азербайджанской интеллигенции, которые говорят по-русски лучше, чем сами русские, начиная с Президента Азербайджана Ильхама Алиева - я не знаком с ним лично, но слушая речи по телевидению Ильхама Гейдаровича невозможно не заметить какая эта грамотная, чистая, абсолютно московская речь, московское произношение. Тоже самое можно сказать и о Мехрибан ханум. Или Рустам Ибрагимбеков - его речь как эталон, его речь можно использовать как учебное пособие, чтобы учащиеся поняли как надо говорить правильным литературным русским языком. Это удивительный талант вашего народа, вы открыты к языкам, к культурам, вы впитываете всё это в себя, ретранслируете, осваиваете, культурно перерабатываете. Очевидно это свойство тюрко-кавказского менталитета. Потому что в Дагестане тоже есть такой феномен. У них такой правильный русский язык, причём это могут быть и лезгины, и аварцы и так далее. То есть, такой вот феномен. Я каждый раз, посещая Азербайджан открываю для себя что-то новое. И есть простые, сельские азербайджанцы. Которые плохо говорят по русски. Но у них есть своё отношение к религии, к земле, они по-своему патриоты своей земли. Они мне рассказывают про Гянджу, про Шемаху, про Губу, про Ленькорань. И у каждого своё видение своей земли. Подчёркивая это, открывая разнообразие Азербайджана, они мне говорят: “Ты не представляешь, насколько отличается Губа от Шемахи, это вообще разные миры”. Я говорю, что нуу... не может быть, чтоб они так сильно отличались, они же недалеко друг от друга расположены. А они отвечают, что эх, Максим, ты ничего не знаешь. Я понимаю, что я ничего не знаю. Я начинаю узнавать и это безумно интересно, это как погружение в феномен “Тысяча и одной ночи” - как истории Шахерезады, одна история перерастает в другую. И так Азербайджан; он является закрытым для злого взгляда, но невероятно богатый и открывающийся взгляду доброму, дружескому, цивилизованному пространству. Азербайджан это не Персия, Азербайджан это не Турция, Азербайджан это не Дагестан, Азербайджан это не Кавказ, Азербайджан - это Азербайджан, который всё вместе объединяет в себе - и Персию, и Турцию, и Дагестан, и Кавказ и весь тюркско-огузский мир. Совершенно уникальное и неповторимое цивилизационное пространство, которое я искренне полюбил.

- И Азербайджан полюбил Вас... Максим Леонардович, Вы и до начала боевых действий побывали в Азербайджане, и после них. Какие у Вас впечатления? Какую разницу увидели?


- Я был в Гянджe, в Шемаха, в Исмаилли, в Шеки, в Баку... Я увидел патриотический подъём, единение народа, абсолютное счастье, что несправедливость, которое ощущалось, как чудовищная, необъяснимая несправедливость, она вдруг разрешилась, и притом благодаря не каким-то высшим силам, а благодаря мужеству самого азербайджанского народа. Победа в войне - это очень важный момент в истории каждого народа. И для Азербайджана победа в Отечественной войне, в Карабахской войне это конечно, невероятное событие. Это настоящее рождение нации и вы должны очень бережно, тщательно этот момент использовать, не прозевать его, не прогулять за пирами и за торжествами. Надо как можно быстрее освоить всю эту территорию и как можно точнее, яснее начать устанавливать и осваивать именно весь ареал азербайджанской земли.

- Небезызвестно, что до победы Азербайджана на поле боя и возвращения исторических территорий мы доказали и продолжаем доказывать свои права на ряд образцов культурного наследия нашего народа. Как бы Вы прокомментировали попытки присвоения образцов культурного наследия одного народа со стороны другого?

- Поверьте среди армян есть люди искусства, культуры, которые никогда не поддерживают, между прочим, геноцид азербайджанского народа, который проводился.
Мне самому очень смешно, когда армяне говорят, что это блюдо армянское, то музыкальное произведение армянское, этот поэт или его персонаж армянин и так далее. Эта конкуренция не имеет смысла. Во-первых, разные языки - армянский язык и азербайджанский язык. Армянский язык, он очень локален, он собственно понимаем только армянами, он не является интернациональным языком, он не принадлежит к группе интернациональных языков. Он, собственно говоря, нуждается в переводе на другой язык. Азербайджанский язык совсем другое дело. Вы принадлежите к группе тюркских языков. Чуть-чуть поднапрягщись можете понять турецкий, казахский, татарский и т. д., а также турки, казахи, татары и другие тюркоязычные народы - хорошо понимают азербайджанский язык. Ваш язык, ваша культура гораздо более интернациональна. Вы находитесь в огромной семье народов от уйгуров в Китае до Стамбула, до границ Греции, до Болгарии. Поэтому я думаю, что здесь не надо совершенно конкурировать. Эта тема им только выгодна. Вам не надо вообще обращать на это внимание. Творите сами. Снимает Ибрагимбеков фильм. Мне какая разница, что он азербайджанец. Он снял великий фильм “Урга - территория любви” вместе с Михалковым. И этот шедевр киноискусства завоевал мировой экран. Или Гейдар Джемаль - кто-то может утверждать, что он азербайджанец, а кто-то, что он русский. Какая разница? Сами за себя всё будет говорить. Культура, она доступна всем народам. Не забывайте свои корни. Исламский мир невероятно интернационален. Когда я бываю в турецком городе Конья, это один из моих любимых городов и захожу в мазар Джалаледдина Руми, таджика, который похоронен в Конье, я понимаю, какой огромен и открыт этот мир. Какая разница кто турок, кто таджик? Не наше это. Пусть это они чего-то доказывают. Мы должны идти более широким путём. Мы придумали, мы написали, пожалуйста, ради Бога берите, все народы, берите наше, но никакого ноу-хау быть не может на артефакты культуры. Сильный не завидует и не оспаривает. Сильный точно знает, то, что он делает имеет значение. Это только слабый может говорить, что это моё, то моё...

- Мы очень долгое время вели себя именно так и случилось то, что случилось: аппетит наших соседей возрос до оккупации наших земель…

- Когда-нибудь и у них восторжествует та часть армянского народа, которая хранит в себе здравый смысл. И поймут, что только в диалоге с азербайджанской, с турецкой культурой они становятся сильнее. Тот же самый Ашуг Гариб. Во что они превратили себя сейчас своим национализмом? В замкнутую, сектантскую группировку, которая устраивает провокации из-за денег по сути дела, манипулируя высокими ценностями. Поэтому Азербайджан нация победителей, носителей древней и достаточно могучей культуры персо-турко-ирано-русско-еврейско-кавказской. Я бы так определил. Потому что вы впитали в себя культуру всех этих народов и вполне творчески переработали. Вот и всё. Вы сильные! Так и будьте сильными. Создавайте, творите, пусть другие народы пользуются тем, что вы творите. Культура - она для всех, для всего мира. Иначе она не культура.

- Мы в недоумении от того, что например, СМИ большинства стран всё ещё называют Ханкенди Степанакертом, или репортёр Евроньюса разговаривая с армянскими жителями Нагорного Карабаха, не интересуется о судьбе их азербайджанских соседей. В конце концов, это противоречит журналисткой этике. Интересно было бы узнать Ваше мнение по этому поводу.

- Это пропаганда. Пропаганда это оружие войны. И задача здесь в том, чтобы выстрел этого оружия был, как можно более безболезненным. Просто, надо работать дискурсом. Например, я так говорю: “Ханкенди, который армяне называют Степанакертом”. Мне кажется это вполне корректная форма. Но это Ханкенди и на всех картах так указано. Просто, повторяю, надо создавать свой дискурс, распространять его на разных языках, расширять пространство влияния дискурсиомого.

- Как Вы расцениваете обращение российских, когда-то нами любимых деятелей культуры к UNESCO, с просьбой защитить культурное наследие христианского мира после завершения боевых действий в Нагорном Карабахе и в близлежащих районах?

- Мне Спиваков как музыкант никогда не нравился. Он превратил высокое искусство, академическую музыку в некую камерную попсу. По поводу этого обращения его можно понять - у него жена армянка. Понять Гребеншикова гораздо труднее. В юности я был его большим поклонником. Но последние двадцать лет не слушаю его. Что касается его подписи в этом обращении, тема этого обращения давно уже не про него - он давно дистанцировался от христианской культуры, стал буддистом, пропагандирует непальский буддизм. Почему он подписал это обращение - непонятно. Что касается Светланы Немоляевой, тут наверно дело в том, что она очень любила и очень дружила с Арменом Джигарханьяном. А он, как раз, в дни войны скончался. Джигарханьян был гениальным актёром и никогда не высказывался по поводу Карабаха, был очень аккуратным человеком и всегда подчёркивал, что всеми своими достижениями обязан Советскому Союзу. Я хорошо помню их спектакль с Джигарханьяном в театре имени Маяковского по пьесе Тенесси Уильямса “Трамвай “Желание”, на меня игра этих двух актёров, Джигарханьян в роли Стенли и Немоляева в роли Бланш, произвело фундаментальное впечатление, это было что-то фантастическое. Не исключено, что когда умер Армен Джигарханьян Светлана Немоляева испытала огромное горе и мошенники воспользовались её эмоционально подавленным состоянием, подошли к ней и сказали: “Вот, подпишите, пожалуйста, в память об Армене”. Она взяла и подписала. Потом комментируя свою подпись, выступила, дала интервью и подчеркнула, что ничего не имеет против азербайджанского народа, потому что она умный и глубокий человек. И поверьте, я думаю, что большинство, подписавших это обращение, были либо обмануты, либо сочувствующими армянской стороне. Поскольку не упомянуть осквернение древних памятников, кладбищ азербайджанского народа памятников культуры, это просто чудовищно. Армяне оставили после себя разорённую, оккупированную территорию, оккупанты вели себя просто чудовищно. Это настоящий культурный геноцид. Я сразу же сказал, что Азербайджан должен составить белую книгу преступлений на оккупированной территории и передать список в UNESCO, в частности, поимённо упомянув все разрушенные памятники культуры азербайджанского народа. Что касается христианских памятников, то есть армянских, будем откровенны, я думаю, что надо их передать под защиту православной церкви, которая находится на территории Азербайджана, а это либо русская православная церковь, либо грузинская. Обращение в UNESCO это настоящая провокация, враждебная акция против Азербайджана, за исключением таких имён как Светлана Немоляева, которые были введены в заблуждение циничными проходимцами.

- У Вас наверное уже утвердились кое-какие предпочтения относительно азербайджанской кухни, литературы и искусства?

- Я не дерзну высказывать свои предпочтения насчёт азербайджанской кухни, поскольку ваша кухня настолько вкусна, настолько изысканна, настолько разнообразна, в зависимости от региона. Поэтому я скажу только одно относительно азербайджанского стола: я очень люблю гранат, спелый, сладкий гранат. А так, по всему остальному азербайджанская кухня находиться вне комментарии, вне критики, конкуренции по разнообразию блюд, по вкусовым качествам.
Что касается, например, живописи, я вижу, что азербайджанская художественная школа декоративное искусство очень высокого уровня. Произведения декоративного искусства очень изысканна. По сути всё современное искусство оно декоративно, по любому. И азербайджанское декоративное искусство великолепна. Ваша орнаменталистика очень изысканна.
Говоря об авторах, мой любимый азербайджанский автор Гейдар Джемаль, ничего не могу с собой поделать. Знаком с творчеством Чингиза Гусейнова, очень интересный автор. Россиянки очень любят Эльчина Сафарли. Я понимаю, что эта очень изысканная проза, но не по моему вкусу...
Мугамы очень люблю. Вообще традиционную музыку. В машине могу часами слушать азербайджанский мугам.

- Как Вы прокомментируете встречу в Москве по приглашению Владимира Владимировича Путина Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева и премьер-министра Армянской Республики?

- Необходимо добиться договора о мире, сотрудничестве между Азербайджаном и Арменией и признания территориальной целостности Азербайджана со стороны Армении. Будет такой договор, будет и мир и торговый и культурный обмен между Азербайджаном и Арменией. Радикалы обеих государств станут менее заметными... Мне кажется, необходимо провести психотерапию с людьми, живущими на территории Армении, ребята, хватит считать врагами Турцию, Азербайджан. В конце концов, у этой войны есть конкретные виновники, имена которых Президент Азербайджана Ильхам Алиев ясно назвал: это карабахская банда, Саркисян, Кочарян и т.д. Люди, которые десятилетиями задерживали мирный процесс, когда-как это могло случиться ещё при Гейдаре Алиеве и Левоне Тер-Петросяне. Кто-то очень много денег заработал на трагедии азербайджанского народа и манипулируя армянским народом. эти преступники должны быть наказаны. Я думаю между азербайджанским и армянским народом лежат тысячелетия в прошлом, и надеюсь в будущем. Надо развивать всесторонние отношения, о чём, собственно, в Москве ясно сказал Ильхам Алиев. Я полностью солидарен с его позицией...

- В какой-то мере возвращаясь к первому вопросу: при максимальной сплочённости и целеустремлённости искусство и литература способны «вылечить» такие социальные болезни, как агрессия, шовинизм и тому подобное?

- Я не считаю, что задача искусства быть лекарством. Но при этом искусство может быть лекарством. Задача искусства в другом: искусство может выражать боль, горечь, трагедию... Мы знаем много примеров в поэзии, выражающих крик боли народа. Эти же стихи не являются “лекарствами”. Но вместе с тем искусство может решить эту задачу. Это зависит уже от культуры, от интерпретации искусства. Культура эта форма интерпретации. Поэтому над этим надо работать. Я думаю, что в данном случае комментарии важнее текста. Комментарии должны быть крайне ответственными…

- Спасибо, Максим Леонардович, за Вашу объективную позицию и за интересную беседу.

Самира БЕХБУДГЫЗЫ
medeniyyet.info